Android qurilmalar uchun Zarnews.uz mobil ilovasi. Yuklab olish x

Важно держать руку на пульсе событий

Мировая экономика ещё не до конца преодолела последствия пандемии, как 2022 год начал преподносить новые сюрпризы и головоломки, которые в силу глобализации международных отношений могут дополнительным бременем лечь на нашу экономику, усугубить социальное положение населения страны. Мы видим, что на пороге серьёзных испытаний оказались экономические системы таких стратегических партнёров Узбекистана, как Казахстан и РФ. Мы не можем оставаться равнодушными к такому положению дел, так как на эти страны приходится не менее одной трети внешнеторгового оборота страны. И сейчас даже невооруженным взглядом можно увидеть, что к тем диспропорциям, которые копились годами и основная часть которых до сих не преодолена, добавляются новые, не менее сложные.

Что тормозит повышение уровня жизни?

Во-первых, возникшая в результате отсутствия научно обоснованной демографической политики ситуация, при которой за чертой организованного сектора экономики остаётся около половины населения, ежегодно достигающего трудоспособного возраста. Если не будут внесены серьёзные изменения в эту сферу, достижение сбалансированности на внутреннем рынке рабочей силы займёт как минимум 10-15 лет и то при условии, что ежегодно будет обеспечена занятость не менее одного миллиона человек.

Во-вторых, деформированная отраслевая структура экономики с преобладанием продукции производственно-технического назначения. Долговременное и преимущественное привлечение инвестиций в отрасли с короткой цепочкой добавленной стоимости, где недостаточно простора для инновационного подхода и нет места для поиска эффективной деятельности, привело к значительному снижению доли производства потребительских товаров, замещению их товарами импортного производства. Как результат отрицательное сальдо во внешнеторговом обороте страны, высокий уровень безработицы, дефицит государственного бюджета.

В-третьих, исходящее из отраслевой структуры экономики высокое удельное энергопотребление в сфере промышленного производства (особенно высок удельный вес химической и горнорудной отраслей). Мало того, ценой огромных затрат мы преобразовываем природный газ в электрическую энергию для того, чтобы использовать её на цели отопления. Такого не встретишь не только в богатейшей на энергоресурсы России, но и ни в одной другой стране постсоветского пространства.

В-четвёртых, несбалансированность между общественным и индивидуальным секторами сельского хозяйства. Несовершенство хозяйственного механизма привело к тому, что фермерские хозяйства, в распоряжении которых находятся три четверти орошаемых земель республики, производят валовой продукции намного меньше, чем дехканские (личные подсобные) хозяйства на остальных землях. Неорганизованный, нерегулируемый характер производства таких важнейших видов продовольствия, как мясо, молоко, картофель, овощи и фрукты тяжёлым бременем ложится на семейные бюджеты, способствуя не только иррациональному питанию, но и к непрерывному росту социально уязвимых слоёв населения.

Усугубляет ситуацию высокий уровень участия государства в управлении экономикой, сопровождающийся его централизацией, сохранением отраслевых монополий, ограничением возможностей для создания конкурентной среды, неоправданно высокими расходами на управление.

Главное - удержать цены на продукты

С падением курса рубля и тенге к доллару возникла вероятность резкого сокращения валютных средств, переводимых трудовыми мигрантами. За короткий период времени заработанные ими российские рубли в долларовом эквиваленте обесценились в полтора раза.

Начавшийся резкий рост мировых цен на пшеницу, другие виды продовольствия создаёт угрозу для всплеска инфляционных процессов. Не секрет, что наша продовольственная безопасность в немалой степени зависит от импортных поставок. Резкие колебания в конъюнктуре мирового рынка могут иметь отрицательные для нас последствия по отношению и к другим видам товарам, в частности к нефтепродуктам.

Центральный банк Российской Федерации поднял ключевую ставку почти в два раза и довёл до 20 процентов, это говорит о высокой доле вероятности ограничения предпринимательской деятельности, в особенности касающейся малого бизнеса. Как известно, именно в этом секторе экономики ощущается потребность в услугах трудовых мигрантов.

Расчёты показывают, что в результате сокращения денежных переводов и ухудшения показателей во внешней торговле с вышеназванными странами, денежные доходы населения Узбекистана в годовом измерении могут значительно сократиться. Этому также будет способствовать массовое возвращение трудовых мигрантов. Поэтому возникает резонный вопрос: каких ещё отрицательных последствий следует ожидать и к каким сценариям готовиться, если экономические санкции Запада по отношению к России примут долговременный характер?

Наряду с поиском ответа на этот вопрос, думаю, настала пора для принятия кардинальных решений по внесению изменений в экономическую политику нашей страны, разработки соответствующей новым реалиям модели экономического развития. На этот счёт у меня есть конкретные предложения.

В первую очередь, странам с переходной экономикой при принятии судьбоносных макроэкономических решений не следует придерживаться принципов, которые характерны для стран с развитой рыночной экономикой. Главным макроэкономическим показателем должны стать совокупные денежные доходы населения страны и индексы цен по товарам первой необходимости, но никак не показатель роста ВВП.

Так, до масштабного наступления пандемии коронавируса совокупные денежные доходы населения Узбекистана были эквивалентны 30 миллиардам долларов США. Сегодня этот показатель достиг $32 млрд., то есть 900 долларов на душу населения. В Казахстане, где ВВП на душу населения в пять раз превышает наш, доходы половины населения едва достигают 1300 долларов в год.

Если учесть, что денежные переводы мигрантов служат не только удовлетворению потребностей членов их семей, но являются источником инвестиций, тогда мы должны предусмотреть сценарий, при котором, они до конца 2022 года могут сократиться на несколько миллиардов долларов. С учётом того, что за это время произойдёт рост численности населения на 700-750 тысяч человек, единственным вариантом для сохранения стабильного социального положения в Узбекистане является путь недопущения роста цен на продукты первой необходимости.

Наша страна находится на начальном этапе формирования рыночных отношений, поэтому нас никто не осудит за то, что ради социальной защиты населения государственные органы управления начнут грамотно ограничивать цены на продовольствие. Даже ЦБ республики признаёт, что семьи с месячным доходом 1,5-2 миллиона сумов 60 процентов этой суммы расходуют на приобретение продовольственных товаров, хотя по нашим расчётам эта планка находится на уровне 75 процентов. Это важно и с точки зрения обеспечения социальной справедливости.

Так, дехканин в результате двухлетнего труда по выращиванию говядины получает прибыль в размере 1,5-2 млн. сумов, а мясник такую же прибыль получает за два дня, реализовав сданную дехканином продукцию. То же самое происходит на дехканских рынках с овощами, фруктами, картофелем, виноградом. Причиной тому служит отсутствие альтернативы этим рынкам, то есть организованной системы оптовой и розничной торговли. Наряду с упорядочением отношений в сфере торговли, важное значение имеет научно обоснованное размещение сельскохозяйственных культур и разработка мер по стимулированию производителей сельскохозпродукции.

Особое внимание хотел бы обратить на следующий момент. По официальным прогнозам, средние закупочные цены на пшеницу местного производства в новом сезоне будут повышены с 1,5 тысячи до 2,5 тысячи сумов за килограмм. В результате вырастут цены на муку и на хлеб. Сюда же добавим удорожание, которое произойдёт за счёт импорта муки и хлеба. В совокупности, в годовом исчислении хлебобулочная продукцию обойдётся населению на миллиард долларов дороже. И теперь судите сами, насколько серьёзным образом эти изменения скажутся на бюджетах малообеспеченных слоёв населения.

Велика вероятность того, что на селе возникнет другая, не менее сложная проблема. Дело в том, что в силу сложившихся традиций, основным источником для содержания скота и птицы на подворьях сельчан являются денежные переводы трудовых мигрантов. Для выращивания миллиона тонн мяса и производства 9 миллионов тонн молока сельское население в течение года в частном порядке инвестирует примерно 7,5 миллиарда долларов. В силу роста цен на продовольствие в дальнейшем эти инвестиции могут сократиться на 1-1,5 миллиарда долларов. Логично предположить, что, если не будут приняты соответствующие меры, может произойти резкое сокращение производства мясомолочной продукции. Эта тенденция началась несколько лет назад, но из-за отсутствия объективных статистических данных она остаётся незамеченной или проявляется только в форме роста цен.

Вместо заключения

В новых условиях, которые складываются в нашей стране под воздействием происходящих международных событий, самым разумным будет решение, когда экономическая деятельность будет переориентирована на удовлетворение внутренних потребностей. Придётся полностью отказаться от экспорта продовольственных товаров, а также сопутствующей росту их производства продукции, - удобрений, кормов, семян, техники. Это важно потому, что нужно обеспечить прожиточный минимум для социально уязвимых слоёв населения. В связи с этим надо ускорить процесс перераспределения орошаемых земель в пользу индивидуальных хозяйств, в первую очередь, с целью создания надёжной кормовой базы для животноводства, птицеводства, рыбоводства.

Не менее важным является работа по созданию условий для роста производства картофеля, а также овощей первой необходимости, - лука, моркови, капусты, помидоров, огурцов. В срочном порядке нужно заняться анализом и реализацией работ по обеспечению водой для орошения приусадебных участков. Большое значение имеет организация перевозок сельскохозяйственной продукции от производителя к потребителю, а также оптовой и розничной торговли, параллельно дехканским рынкам. Только так можно будет обуздать инфляцию, в противном случае нужно ожидать серьёзных социальных проблем.

Илхом ВАФАЕВ,

экономист.