Android qurilmalar uchun Zarnews.uz mobil ilovasi. Yuklab olish x

Алексей Ларин: «Буду жить»

С началом Великой Отечественной войны была объявлена общая мобилизация, и людям мирных профессий пришлось взять в руки оружие. Из Самарканда ушло на фронт множество его сынов, чтобы встать на защиту своей Родины. Среди них были люди творческих профессий – художники, музыканты и писатели. Одним из них был Алексей Александрович Ларин, который перед началом войны трудился художником в Самаркандском Театре юного зрителя.

Алексей Александрович родился в Саратовской области в 1910 году. В 20-е годы его родители переезжают в Самарканд и остаются здесь жить. С 1931 по 1935 годы Алексей Ларин учится в Самаркандском художественном училище, где его учителями были прекрасные художники-педагоги: П. Беньков и Л. Буре, сумевшие заложить в своих воспитанниках особое отношение к профессии художника.

Будучи студентом в ИЗО-училище, Алексей Ларин и его сокурсница Антонина Кузьмина создают семью. Предвоенные годы Алексей Ларин трудился художником в Театре юного зрителя, где он успел оформить 8 спектаклей.

Началась война, и 31-летнего художника Алексея Ларина направляют на учебу по подготовке артиллеристов. В 1942 он оканчивает артиллерийские курсы и в звании лейтенанта артиллерии отправляется на фронт, а с мая 1943 он находится на передовой.

В Самарканде остаются его супруга и двое сыновей. Эшелон по пути на фронт остановился в Москве и Алексей Ларин, воспользовавшись этой возможностью навестил жившую в столице родную сестру Валентину. В ее квартире ему на глаза попалась книга с оптимистическим названием «Буду жить». Смысл этих слов в тот момент прозвучал для него по-особенному, и Алексей взял эту книгу с собой на передовую. Он прошел с ней через все трудности военных лет, как с талисманом, и вернулся с нею в родной Самарканд живым и невредимым, хотя дважды был контужен. Правда, к этому времени от книги сохранилась лишь обложка с заветной надписью.

На поле боя артиллерийскому расчету Алексея Ларина, состоящему из трех легких орудий, в основном, приходилось противостоять немецким танкам. О самых тяжелых и трагических моментах из военной жизни он не любил вспоминать. Неоднократно ему доводилось в непосредственной близости видеть смерть и героизм. Но при всем этом на фронте находилось место и юмору; частенько лейтенант Алексей Ларин в силу оптимистических качеств своего характера старался шуткой подбодрить своих бойцов.

В своих кратких воспоминаниях лейтенант Ларин пишет: «Опять ночь. Наша задача всю ночь беспокоить фрицев. Стреляю сам, а Андрей заряжает. Бьем по перекрестку дорог. Андрей болтает на украинском языке. Через каждые 10-15 минут Андрей со смехом предлагает: «А ну, еще потрошку», - и я жму на спуск, и чувствую привычное содрогание металла. После выстрела вижу веселые глаза Андрея: «Вот вам бисовы сынове!», и так всю ночь…»

Находясь на фронте, лейтенант Алексей Ларин не переставал оставаться художником. Однажды они оказались в долгой пятидневной обороне, на краю разбитого снарядами соснового бора. В землянке он обнаружил прекрасную скульптурную глину и, воспользовавшись затишьем, на одной из ее стен вырезал барельеф с изображением фигур наших бойцов.

Во время перерывов между боями он писал домой письма, в которых постоянно звучали слова о том, как он скучает по родственникам и Самарканду: «У нас здесь последнее время холодновато – стоят прохладные ночи и пасмурные дни. Моросит дождь, а я все время вспоминаю наш родной Узбекистан. Хочется больше солнца – больше тепла, к которым так привык. Скорее бы конец войне. Как хочется домой, а пока еще нельзя…».

Пользуясь моментом, как художник, Алексей Ларин делает зарисовки из военной жизни красками и карандашом. В письме домой он кроме всего прочего с восторгом сообщает своей супруге Антонине, тоже художнице, что ему в руки попалась целая коробка немецких акварельных красок, отличного качества, и обещает привезти с собою в Самарканд.

В феврале 1943 он с радостью пишет: «Прорвали! И опять «зольдаты» в неестественных, застывших позах… Движемся маршем вместе с пехотой; мимо освобожденные села. Навстречу движутся повозки и тачки с нехитрым скарбом – и люди – радостные люди – наши родные! Какие хорошие чувства! Мы идем вперед и вперед!

Много здесь цветов и ягод, и птиц разных. Как-то во время боя я слышал песню жаворонка, это было так неожиданно и странно. Кругом стрельба, грохот, а жаворонок трепещет в воздухе крыльями и заливается песней, ни на что не обращая внимания. Это он потому, наверное, поет, что Родина наша освобождается от немецких захватчиков и приветствует Красную Армию. Мы цепляем светлячков к нашим пилоткам, и они горят зеленоватыми фонариками».

 «Мы стараемся воевать как можно лучше, чтобы эту войну поскорее закончить и вернуться домой. Вот приеду домой, будем рисовать вместе, будем гулять, загорать на солнце и рыбачить, купаться и нырять вместе, кто дальше нырнет…».

Ближе к окончанию войны, когда решено было сделать памятный альбом боевого пути родного полка, Алексей взялся сделать рельеф для его обложки. В военных условиях приходилось пользоваться только тем, что было под руками, и он придумал выполнить рельеф из грампластинок. Алексей Ларин расплавил их, отлил в заготовленную форму. Отлитый рельеф для альбома получился настолько удачным, что военное командование забрало его себе и для полка пришлось делать повторный вариант.

За проявленные доблесть и мужество Алексей Ларин был награжден боевым орденом «Красная звезда» и еще медалью «За отвагу», за освобождение города Шауляй. В кратких военных сводках сообщалось, что в бою по прорыву обороны противника в районе Жибалы-Баублы, находясь со взводом на прямой наводке, под воздействием арт.минометного огня противника лейтенант Ларин вступил в бой с 4-мя танками и в течение 30-минутного неравного боя уничтожил 2 ст. пулемета и 2 танка, чем способствовал прорыву сильно укрепленной линии обороны противника. И в бою в районе Вол. Прав. 27.02.45 года, находясь на прямой наводке, он вступил в бой с тремя танками при отражении контратаки, силою до 150 человек. Лейтенант Ларин, руководя взводом уничтожил до 30 солдат и офицеров противника и один танк, чем способствовал отражению контратаки и удержанию взятых в боях рубежей».

Алексей Ларин прошел всю войну командиром огневого взвода легкого артиллерийского полка. Его боевой путь проходил в составах; Второго Прибалтийского, Брянского и Белорусского фронтов. В боях под Оршей подразделению лейтенанта Ларина пришлось особенно тяжело: там погибло много боевых товарищей из состава его взвода.

В 1946 году лейтенант Алексей Ларин возвращается в дорогой ему Самарканд. Сначала он идет преподавать в родное Самаркандское художественное училище, где работает вместе с известными художниками - П. Беньковым, З. Ковалевской, Л. Бурэ, Р. Тимуровым и многими другими. Но в 1949 году после перемещения училища в Ташкент он переходит на новое, ставшее его последним и главным местом работы - в театр. С 1953 по 1991 годы Алексей Александрович работает главным художником Самаркандского русского драматического театра имени А. П. Чехова.

В 1971 году за оригинальное и высокохудожественное оформление постановок к спектаклям ему было присвоено звание Заслуженного деятеля искусств Узбекистана. В 1979 году в Самаркандском драмтеатре прошла персональная выставка его работ, посвященная его 70-летию, где были представлены как театрально-постановочные, так и творческие работы разных лет жизни. Одинаково профессионально владея различными художественными материалами, он отдавал предпочтение живописи гуашевыми красками. Среди выставленных работ было много пейзажей окрестностей родного Самарканда и картин, посвященных военной тематике.

В 1990 году Алексей Александрович Ларин потерял свою любимую половину – друга и супругу Антонину Васильевну Ларину. В следующем году он, в возрасте 81 года по просьбе родных принял решение оставить работу в театре. Вскоре ушел из жизни.

К сожалению, Алексей Александрович не оставил записей о своих воспоминаниях, и многое пережитое им за долгую жизнь так и ушло вместе с ним…

Елена ЛАРИНА,

Александр ГАЛАК.