Android qurilmalar uchun Zarnews.uz mobil ilovasi. Yuklab olish x

Первый узбекский профессор истории

В 1954 году Джавахарлал Неру во время своего визита в Узбекистан попросил организовать встречу с автором книги «Индия под игом Англии», но ему ответили, что тот скончался в преклонном возрасте. Тогда Неру пожелал возложить цветы к могиле ученого, дабы выразить своё почтение от имени индийского народа. Вице-президенту Академии наук УзССР И. Муминову ничего не оставалось, как сказать, что его наставник, профессор Пулат Салиев, умер в пути и могила его далеко от Ташкента.

Но могилу профессора Пулата Маджитовича Салиева показать невозможно, так как её нет, так же, как нет и могил многих тех, кто был расстрелян сотрудниками НКВД в годы политического террора 30-х годов прошлого века.

Учитель новометодных школ

Пулат (БекПулат) Маджитович Салиев родился весной 1882 года в одной из деревень Астраханской губернии, которую в основном населяли ногайцы и выходцы из Туркестанского края. Отец его Маджит Соли, астраханский купец, происходил из племени мангыт.

К пятнадцати годам П. Салиев успел окончить сельскую школу, медресе и поступил учиться в новометодное медресе в Казани «Мухамадия», а потом и медресе «Галие». Оба этих учебных заведения пользовались большой популярностью и авторитетом у всех тюркских народов Российской империи. С отличием окончив оба этих медресе, он свободно владел арабским, персидским, турецким, французским, немецким, русским и узбекским языками. После блистательно сданных выпускных экзаменов Пулату Салиеву было предложено остаться в Учительской семинарии «Галие» (так записано медресе в аттестате на русском языке), но он отказался, объяснив свой поступок желанием поехать на родину, чтобы распространять грамоту и знание.

Прибыв в город Ташкент, он поселился в Аккурганской волости, где начинает открывать новометодные школы и учить детей не только грамоте, но и родному языку, истории, литературе, географии, арифметике, светским наукам.  Консервативное духовенство добилось ареста молодого учителя, но не на долгий срок. После этого случая муаллим Пулат продолжил работу школы под прикрытием керосиновой лавки, куда ученики приходили якобы купить керосин.

Такие школы он организовал во многих кишлаках Мирзачуля, Джалалабада, Коканда, Ферганы. Особо старательных и одаренных своих учеников муаллим Пулат вывозил в город, устраивал их дальнейшее обучение.

В 1917-1918 годах Пулат Салиев принимает участие в формировании в Коканде «Туркестон Мухториати», был членом Туркестанского Временного Совета и Туркестанского народного собрания, редактором газеты «Эл байраги».

В конце 1919 года он стал организатором и первым директором Народного университета для учителей местной национальности в Коканде.

Пулат Салиев, помимо преподавания на различных курсах и рабочих факультетах Коканда, Ташкента и Бухары, пишет научные статьи, книги, является членом редколлегии журнала «Тонг» и ответсекретарём журнала «Инкилоб».

С 1922 года Пулат Салиев – председатель Научного совета Народного назирата просвещения Бухарской Народной Советской Республики, лектор Учительского института по истории арабской литературы, теории и практики арабского языка, редактор журнала «Маориф ва маданият».

В Бухаре он одним из первых получил возможность работать с архивом в богатейшей библиотеке бухарских эмиров. В одном из номеров журнала «Инкилоб» П. Салиев напечатал отчёт о разборе этих древних архивов и книгохранилищ.

В 20-х годах он опубликовал книгу «Индия под игом Англии» («Инглия зулми остида Хиндистон улкаси»), первые варианты своих книг «История Бухары» («Бухоро тарихи») 1 часть, «Бухара в эпоху династии мангытов» («Мангитлар салтанати даврида Бухоро улкаси»), «История Средней Азии» («Урта Осиё тарихи»)1 часть и другие.

Так молодой просветитель сначала открывал новометодные школы в кишлаках и городах Туркестана, а позже стал одним из пионеров высшего образования и исторической науки Узбекистана.

Травля и гибель первого профессора

В августе 1924 года Назират Народного просвещения Бухарской Республики командирует Пулата Салиева в Москву в качестве преподавателя Бухарского Дома просвещения. Здесь он продолжил своё образование на историческом факультете университета им. Свердлова, вольнослушателем посещает институт Красной профессуры, работает научным сотрудником в Среднеазиатской секции Центрального издательства народов СССР.

В марте 1926 года в Ленинградском институте востоковедения (НИИ) в торжественной обстановке Пулату Салиеву было присвоено звание профессора истории.

В 1927 году его отзывают в столицу Узбекской ССР - Самарканд. В это время рассматривался вопрос об организации Высшего педагогического института. Профессор Салиев активно участвовал в организации вуза, где и остался преподавать. В апреле 1928 года по ходатайству археолога В. Л. Вяткина и профессора П. М. Салиева был открыт кабинет (кафедра) «История Востока». П. М. Салиев был назначен заведующим этим кабинетом.

Ещё в мае 1929 года П. Салиев составил аналитическую записку, в которой обосновал свой проект прохождения Великого шёлкового пути. «Одним из торговых путей, связывающих Туркестан с Китаем, Восточным Туркестаном и Монголией, был Семиреченский торговый путь. По этому пути двигались не только торговые караваны Туркестана, но и караваны западноевропейские, византийские и держав побережья Средиземного моря совершали свои торговые операции… Эти местности служат объектом для этнографических, археологических и лингвистических обследований», - писал П. Салиев.  (В. А. Германов «Профессор Пулат Салиев и его время»)

Лекции П. Салиева в университете собирали самую большую аудиторию, состоящую из студентов других факультетов, которые заранее узнавали расписание лекций профессора Салиева. Его учениками были Ибрагим Муминов, Яхъё Гулямов, Вахид Абдуллаев, Хамид Гулям, Хамид Алимджан, Султан Сегизбаев и многие другие.

А между тем набирала обороты кампания травли П. Салиева. Оппоненты Салиева ставили ему в вину то, что он указывал на неприемлемость методологии марксизма в изучении истории Востока.

К середине 30-х годов относится полемика между П. Салиевым и Абрамом Гуревичем.  Главное остриё критики Гуревича было направлено на школу Бартольда, к которой относился и П. Салиев. В статье «О положении на историческом фронте Средней Азии» А. Гуревич отмечает: «…например, П.Салиев рисует Чингисхана как непосредственно выразителя интересов торгового капитала. Одновременно им превозносится, вопреки исторической правде, прогрессивная роль такого восточно-феодального деспота, как Тимур».

В 1936 году профессор Салиев по предложению правительства переехал в Ташкент. Здесь он продолжил научно-исследовательскую и педагогическую деятельность. Он заведующий кабинета истории и литературы в Комитете Наук при Совете народных комиссаров.

13 октября 1937 года Пулат Салиев был арестован. Осуждён по 58-статье, десять лет без права переписки за то, что он считал и говорил, что крестьянин, вступив в колхоз, не будет заинтересован в труде и у него не будет ответственности, что теория Маркса не применима к феодальному Востоку. Во время ареста была конфискована его библиотека, личный архив с неопубликованными рукописями в восьми ящиках, подготовленные к изданию книги по истории и  первый академический перевод Корана, который Пулат Маджитович снабдил комментариями на узбекском языке. Также были изъяты привезённые из Бухары из архива кушбеги исторические документы, над которыми работал учёный. Что-то из изъятого было уничтожено, что-то находится в хранилище института Востоковедения.

 В 1938 году создатель узбекской школы историков был расстрелян сотрудниками НКВД.

Реабилитирован в 1956 году.

Единственный сын «врага народа» погиб за народ

У Пулата Маджитовича было четверо детей: три дочери и один сын.

Сын Санжар в девятнадцать лет ушёл на фронт, служил в авиадесантном батальоне. Погиб в 1943 году, ему было только двадцать.

Дочери Розия, Дилором состоялись как ученый технических наук и медик. Дочь Фарида Мухитдинова (Салиева) пошла по стопам отца и посвятила свою жизнь востоковедению и сбору материалов о репрессированных деятелях Узбекистана.

«До 1936 года наша семья жила в городе Самарканде в своём доме, состоящем из двух больших комнат, соединённых коридором.  Двор был большой, с садом из редко встречающихся фруктовых деревьев. Отец любил цветы и сам ухаживал за садом. Жили мы скромно. Самым ценным в нашем доме была библиотека отца с редкими древними рукописями на многих восточных и европейских языках, целые свитки документов. Эти книги отец собирал всю свою жизнь», - писала в воспоминаниях об отце Фарида Пулатовна.

Дом в Самарканде Пулат Салиев при переезде в Ташкент безвозмездно оставил в дар городу Самарканду. Но сегодня этот дом в связи с реконструкцией улицы Бустонсарой, к сожалению снесён.

Умида ХОЛБЕКОВА.

Р.S. Выражаю благодарность внуку Пулата Салиева Мухитдинову Алишеру Мамаджановичу за предоставленные из семейного архива фото и информацию.