Android qurilmalar uchun Zarnews.uz mobil ilovasi. Yuklab olish x

О языке решения суда

Часто попадают жалобы граждан о том, что решение суда изложено на государственном языке, и граждане, не владеющие узбекским языком, не понимают смысла вынесенного судебного акта, что, в конце концов, приводит к нарушению их гражданских прав. Давайте рассмотрим с правовой точки зрения обоснованность таких жалоб.

Статья 8 Закона РУз "О судах" гласит: «Судопроизводство в РУз ведется на узбекском, каракалпакском языках или на языке большинства населения данной местности. Участвующим в деле лицам, не владеющим языком, на котором ведется судопроизводство, обеспечивается право полного ознакомления с материалами дела, участия в судебных действиях через переводчика и право выступать в суде на родном языке». 

Т.е. предполагается, что судья должен знать не только узбекский язык, но и язык большинства населения данной территории, каким в большинстве своем, например, в городе Самарканде, является русский язык.

О переводчиках

Согласно статье 63 Гражданского процессуального кодекса РУз, переводчиком является лицо, владеющее языками, знание которых необходимо для перевода, назначенное судом в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом. Иные участники судопроизводства не вправе принимать на себя обязанности переводчика.

В принципе, это должен быть гражданин, владеющий языками и юридической терминологией, который обязан обеспечить точность и полноту порученного ему перевода, удостоверить его верность своей подписью, включая протокол судебного заседания, произведённого с его участием. За заведомо неправильный перевод, по статье 64 ГПК, переводчик несет уголовную ответственность.

Суд, по письменному заявлению, должен вручать в переводе на родной язык стороне процесса все документы, имеющие в деле, заверенные подписью. Кстати, и протокол по заявлению стороны процесса должен быть предоставлен в переводе, заверенный судом.

Все дело в том, что вышестоящая инстанция читает протокол заседания и делает предварительный вывод о наличии или отсутствия нарушений процедуры. Если в протоколе написано, что вам был предоставлен переводчик, значит, процедура соблюдена, и никто не будет удостоверяться в правильности внесенных в протокол сведений. А здесь могут быть подводные камни.

Нередко в качестве переводчика приглашается какой-нибудь стажер или работник суда, который не обладает достаточным знанием языка и юридической терминологии. Судья задает участникам судебного разбирательства вопрос об отводе переводчика, на который обычно отвечают, что отводов не имеют, при этом получая переводчика, не зная его квалификации. Судья начинает разбирательство на государственном языке, а переводчик может не исполнять своих обязанностей по синхронному переводу, переводя всё общими словами.

Статья 30 Конституции РУз гласит, что все государственные органы, общественные объединения и должностные лица РУз обязаны обеспечивать гражданам возможность ознакомления с документами, решениями и иными материалами, затрагивающими их права и интересы. Проще говоря, любой участник судебного процесса по Вашему требованию должен представить удостоверяющие документы, включая диплом об образовании, по которым Вы можете удостовериться в личности, и хотя бы гипотетически судить о степени квалификации переводчика.

Судья и знание других языков

Вторая очень серьезная проблема заключается в том, что очень часто судьи и секретари суда сами не знают других языков, кроме узбекского. Получается, что право человека давать объяснение на родном языке - это объяснение в пустоту.

В процессуальных кодексах написано о переводчиках для участников судебного процесса, но ничего не написано о переводчиках для судей и секретарей (судьи и секретари не являются участниками судебного процесса). Раз так, то, видимо, процессуальный кодекс предполагает, что судья и секретарь должны знать и другие языки.

Статья 8 Всеобщей декларация прав человека гласит, что каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случаях нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией или законом.

В пункте 6 Преамбулы Конституции РУз народ Узбекистана признает приоритет общепризнанных норм международного права, а статьи процессуальных кодексов предписывают применения правил международного договора, вступивших в силу для РУз.

Становится очевидным, что суд в Узбекистане должен быть компетентным, что видимо, подразумевает и знание одного из мировых языков.

Кроме этого, статья 18 Конституции РУз запрещает ограничение прав граждан на основании расы, национальности, языка.

Часть 3 статьи 11 ГПК РУз гласит, что судебные документы, о выдаче которых из дела заявило в письменном виде лицо, участвующее в деле и не владеющее языком судопроизводства, вручаются (т.е. письменно) в переводе на его родной язык или на другой язык, которым он владеет.

По факту все документы, находящиеся в деле (справки, протоколы, письменные свидетельства и т.д.) по вашему заявлению суд должен вам предоставить на языке, которым Вы владеете, причем с гарантированной аутентичностью, утвержденной судом. Но, к сожалению, этого часто не происходит.

Пункт 8 Постановления Пленума Верховного Суда РУз «О судебной защите прав и законных интересов физических и юридических лиц» №11 от 3.07.2020 года, гласит: «Обратить внимание судов на необходимость неукоснительного соблюдения сроков рассмотрения обращений и требований закона об ОБЯЗАТЕЛЬНОСТИ изложения решений, принимаемых по результатам рассмотрения обращений, на языке, на котором изложен текст обращения».

Таким образом, любой гражданин РУз при знании и правильном уяснении норм законодательства может написать заявление в суд, и суд будет ОБЯЗАН выдать перевод документа на языке заявителя.

Собир ЯКУБЖАНОВ.