Android qurilmalar uchun Zarnews.uz mobil ilovasi. Yuklab olish x

Главное – понять идею зодчего

В социальных сетях уже была информация о реставрационных работах на одном из самых красивых зданий Самарканда – Русско-Китайском банке, где располагается ректорат Самаркандского госуниверситета. Как ведутся реставрационные работы, какие специалисты вовлечены в проект, с какими проблемами они сталкиваются - с такими вопросами мы обратились к заместителю директора ООО «Геофундаментпроект» Зохиру Хасанову и архитекторам данной организации Хабибу Каюмову и Галине Цыгикало.

- Зохир Аскарович, ваша организация ведет реставрационные проекты здания. Расскажите, пожалуйста, об истории этих работ. Чем вы руководствуетесь, какие специалисты задействованы в процессе?

- Во-первых, необходимо сказать, что инициатором реставрации и капитального ремонта исторического здания бывшего Русско-Китайского банка является ректор СамГУ, профессор Рустам Холмурадов, предложения которого легли в основу наших проектных решений. Над проектами реставрации данного здания работает целый коллектив, порядка 30 специалистов в различных отраслях. Это - молодые ученые, кандидаты и доктора наук нашего института. Главными архитекторами проекта являются Хабиб Каюмов, Галина Цыгикало. Говорю «проектами», так как разделы проектов действительно несколько. Отдельно по ландшафту и орошению, отдельно по инженерным коммуникациям, электроснабжению, системе вентиляции, отоплению и кондиционированию, т.е. проект выполнялся с учетом функций административного здания ректората СамГУ.

Так как здание является памятником архитектуры, то подход к ремонту и реставрации состоит из трёх этапов - эскизный проект, проект и рабочий проект. В нашей организации, которая является научно-исследовательским, проектно-изыскательским институтом, работают, как я уже сказал, специалисты различных отраслей. Это необходимо для того, чтобы иметь целостное представление обо всем объекте и согласованно решать все вопросы, возникающие в ходе разработки комплексного проекта, в данном случае по реставрации и приспособлению здания. В этом и заключается основная задача нашего коллектива. Нами были использованы современные технологии для воссоздания подлинного архитектурного образа здания, мы стремились, чтобы как можно меньше было «новодела» при реставрационных работах. Например, чтобы восстановить подлинный кирпичный цоколь здания, который был сильно повреждён, нам пришлось завозить кирпич ХIХ века из различных регионов нашей республики.

- Хабиб Исакович, на чем вы основывались при реставрации? На каких документах, чертежах?

- Было очень трудно найти документы о здании, имею в виду чертежи, планы и т.д. Сохранились лишь несколько старых фотографий с внешним видом. Нашеми изыскательскими отделами геодезии, инженерной геологии и технического обследования были проведены обмеры, геолого-археологические исследования и обследование технического состояния памятника архитектуры. И на основе этих работ были составлены научно-технические отчёты. А также мы пошли путем «обратной прокрутки». В процессе проектно-изыскательных работ постепенно ставились понятными технологии, методы, примененные зодчими прошлого. Таким образом, хотя мы вначале не имели полного представления об этом здании, сейчас, думаю, мы лучше осведомлены о нем, знаем примененные методы, технологии, логику архитекторов, построивших данное здание. Ведь реставрация от строительства нового здания отличается именно тем, что проектирование продолжается вплоть до завершения работ. Например, в ходе изыскательских работ открылся подвал (хранилище), о существовании которого мы не знали. Такие вот «сюрпризы» по мере демонтажа определенных мест в здании, вносили коррективы в наш проект. Новые задачи требовали новых подходов.

- Галина Петровна, какие сюрпризы для вас преподнес объект? Что было интересно лично вам?

- Сюрпризов было достаточно. Например, мы узнали, что первоначально левое крыло здания было одноэтажным. Потом к нему пристроили второй этаж. Нас удивило инженерное решение отопления всего здания, поразительно то, что отопительные каналы «тепловоды» пронизывали все стены с выходными проёмами в виде каминов и печей в каждой комнате. Через все стены идут вентиляционные шахты, чтобы здание дышало. Можете себе представить: такое большое здание отапливалась с одной точки – кочегарки. «Тепловые» шахты также шли через стены, проходили через печи в залах и шли наверх, на второй этаж. И вот этот горячий воздух нагревал все здание. Основные отделочные материалы были привезены из России. Был флигель, то есть, терраса с западной стороны здания, который мы также восстановили. В советское время вокруг здания был проложен асфальт и облицована мрамором его цокольная часть, что впоследствии привело к переувлажнению всех конструкций. Вообще, здание было в плачевном состоянии. Балки перекрытий и покрытий сгнили из-за высокой влажности, двери, оконные рамы, лепнина покрывались многократно некачественной краской, лаком в течение многих лет. По этой причине нами было принято решение вымостить площадки и дорожки вокруг здания гранитной брусчаткой на естественном основании. А по найденным остаткам дорожки, которые были выстелена жжёным кирпичом высокого качества, были полностью восстановлены. Принятое нами решение оказалось правильным – в течение 3-4 месяцев конструкция здания полностью высохла. По мере очистки лепнины (декора) нам открывается тончайшая работа. В некоторых местах лепнина не из гипса, а из папье-маше. Это наблюдается в венчальных тягах: лепнина длиною в шесть метров не имеет нигде швов, она целиком прикреплена к стене. Как это делали, мы до сих пор не можем понять.

- В одном из залов есть резьба по ганчу – работа местных мастеров. Это было первоначально, или узор сделали потом?

- Да, в так называемом «Зеркальном зале» есть действительно резьба по ганчу. Но ее вначале не было. Она появилась потом, в 70-годы прошлого столетия, то есть в советский период. Но мы ее оставили. Ведь прошло уже более 50 лет, эта резьба также успела превратиться в историю.

- Вопрос чисто «технический»: кто выполняет работы? Кто подрядчик? Имеют ли рабочие какую-то квалификацию, специальные знания?

- Подрядчиками выступают ООО «Курилиш люкс» и наш научно-исследовательский проектно-изыскательский институт «Геофундаментпроект». Наш институт, как уже было сказано, специализируется на изучении стройматериалов, реставрации и усилении зданий, разработке ландшафта и др. Что касается реставраторов подрядной организации, все они имеют высокую квалификацию. Они имеют представление о русской архитектуре. Многие из них работали в Санкт-Петербурге и участвовали в восстановлении зданий. Но есть и работы, не требующие «реставраторской» квалификации, например, монтаж инженерных сетей. Все данные работы выполняются под нашим авторским надзором, разумеется.

- И, наконец, последний вопрос, интересующий многих самаркандцев: когда здание предстанет нашему взору во всей своей красоте и великолепии?

- На этот вопрос пока ответить не можем. Так как при реставрации памятников архитектуры важны не сроки, а качество реставрационных работ. Но большая часть работ уже сделана.

Беседовал Фуркат ТУРНИЯЗОВ.

Для справки

Создали Русско-Китайский банк в Петербурге в 1885 году, во время русско-японской войны. Здание, о котором идет речь, это филиал данного банка. Директором его был предприниматель немецкой национальности по фамилии Бауэр. Банк был первым двухэтажным и самым красивым зданием в Самарканде. Архитектор его уже неизвестен. В 1910 году банк обанкротился, его соединили с другим – Северным банком, после чего он стал называться Русско-Азиатским банком. В таком качестве он просуществовал до 1917 года.

После Октябрьской революции там располагались различные организации,  к сожалению, данные об этом также не сохранились. А в 1941-1945 г. в нём был организован военный госпиталь, позже здесь  организовали городскую больницу, административное здание областного исполнительного комитета и последний раз там был Дом творческой интеллигенции. В начале ХХI века здание было передано на баланс СамГУ.