Android qurilmalar uchun Zarnews.uz mobil ilovasi. Yuklab olish x

Газовая проблема: попытка разобраться

Социальные сети продолжают наводнять гневные посты об отсутствии газа и выключениях света, причем энергетический дефицит добрался до столицы. Откуда всё-таки взялись эти проблемы с газом и светом? Неужели во всем виноват экспорт добываемого газа в Китай, Россию и Казахстан? Есть ли выход из энергетического тупика, в котором сейчас находится страна? Попробуем разобраться…

Сразу скажу,  что я не эксперт энергосферы, поэтому была бы очень рада действенному участию специалистов в полном раскрытии этой темы, заполнению инфопробелов в данной статье. Пока же на мои и многочисленные вопросы соотечественников не могут или не хотят отвечать ни представители электросети, ни представители АО «Худудгазтаъминот». Остается анализировать информацию и документы из доступных источников и, проводя некоторые параллели,  делать определенные выводы.

Ручные методы – самоубийство для отрасли

При изучении вопроса, в первую очередь, вскрылась проблема, о которой уже говорил наш президент, - неэффективное управление энергетической системой в целом. Как отмечено в Постановлении Президента №4388 от 9 июля 2019 года, устаревшая и непрозрачная система управления, совмещающая в себе регуляторные функции и коммерческую деятельность, препятствует внедрению на предприятиях нефтегазовой отрасли современного менеджмента, повышению их финансовой устойчивости и рентабельности.

К сожалению, непрозрачность управления - особенно распределение ресурсов на местах, - и катастрофическая зависимость отрасли от госчиновников всё еще давлеет над рынком. И это несмотря на то, что предприятия энергетической промышленности с прошлого года стали акционерными обществами, дабы привлечь иностранные инвестиции.

В стране, которая выбрала рыночную, а не плановую экономику с ее ручным управлением, административно-командные методы с элементами коррупции в распределения энергоресурсов - самоубийство, но у нас это проходит в рабочем режиме. Это становится очевидным, если мы обратим внимание на снабжение энергоресурсами новостройки. К примеру, как объяснить факты, когда не принятые в эксплуатацию жилые объекты заселяются людьми, которым без заключения полагающихся договоров, вне предварительных заявок на энергоресурсы, поставляются электроэнергия и магистральный газ? Как объяснить повсеместные случаи одобрения АО «Худудгазтаъминот» и АО «Региональные электрические сети» посадки на старые изношенные коммуникации новых многоэтажных домов, которые создают дополнительную нагрузку на пробитые кабели и дырявые магистрали? Кто даст ответ, почему заказанные ранее ТП или ГРП для замены изношенных агрегатов в старых жилых массивах по их поступлению с заводов вдруг перенаправляются в массивы новые?

«Командующие администраторы» регионов отвечать на эти вопросы не спешат, а сотрудники новоиспеченных АО пожимают в кулуарах плечами: «Что нам делать? Приказали…» Возможно, именно отсюда и берет истоки энергетический трэш, который мы наблюдаем с наступлением холодов в крупных городах страны в последнее время, ведь с теплицами и производителями стройматериалов, вроде, обещали покончить, посадив их на лимит. Хотя и здесь множество неловких моментов, о которых речь пойдет ниже.

Хочу остановиться на одной любопытной детали. Например, за январь-сентябрь только текущего года, по данным Государственного комитета по статистике, в Республике Узбекистан введено в эксплуатацию 44,4 тыс. жилых домов или 8398,8 тыс. кв.м. общей площади. Однако нигде при этом не сказано, что одновременно в строй введена центральная или хотя бы локальная котельная. Большая часть новых домов предполагает либо присоединение к уже имеющимся изношенным теплоцентралям, либо индивидуальное отопление, то есть установку двухконтурных котлов. В последнем случае это означает постоянную подачу газа.

По распространенным в рунете методам подсчета расхода газа с помощью указанных котлов выясняется, что на генерацию 1 кВт тепловой мощности – 10 квадратных жилых  метров  - расходуется около 0,12 м3 магистрального газа.  Если пересчитаем сданные в эксплуатацию дома в стране, умножим необходимые киловатты тепла на квадратные метры, то получим, что на обогрев 8 398 800 квадратов в месяц нужно свыше 72, 5 миллионов кубометров газа (8398800м2 х 0,1кВт х 0,12м3 х 24 часов х 30 дней). Подчеркну, что 72,5 млн. кубометров газа нужно только в один зимний месяц для сданных в этом году в эксплуатацию новых домов, не подсоединенных к центральному отоплению. Как минимум таких месяцев еще три, а горячей водой люди пользуются круглый год. Где взять эти дополнительные объемы газа при росте потребности в природном топливе в промышленном секторе и объявленном снижении его добычи и переработке?

Газ нужно ещё добыть…

Ведущие специалисты отрасли не раз говорили о том, что находясь  на 11-м месте по добыче газа в мире, мы занимаем 10-е место по объемам его потребления. Газ занимает около 80 % в структуре первичных источников энергии, нефть - около 16%, остальное уголь и ГЭС (гидроэлектростанции).  И когда нам говорят о приоритетах поставки газа сначала для нужд населения,  а потом промышленности, деликатно умалчивают о том,  что газ в огромных объемах идет на выработку электроэнергии – до 80 процентов. То есть электричество, которое мы используем, это тот же природный газ.

Люди в социальных сетях часто пишут, как получается, что по Конституции РУз содержимое недр - это национальное богатство, а его нам продают за валюту какие-то иностранные компании, в частности «Лукойл», и мы еще за свое же богатство кому-то должны?! Это же беспредел!!! Нет, не беспредел. Это вторая проблема, которая имеется у страны, - добыча, переработка и транспортировка природного газа, которую своими силами страна осуществлять уже не может по вполне объективным причинам.

А сколько добывают газа в стране?

«По балансу газа – в стране примерно добывается около 61 миллиарда кубометров в год, из которых 35-40 миллиардов кубометров составляет добыча "Узбекнефтегаза", остальное добывают иностранные компании, - сказал в прошлом году председатель правления компании "Узбекнефтегаз" Баходиржон Сидиков. Кстати, по республике потребность в газе составляет примерно 39 миллиардов кубометров (30 млрд. в год перерабатывает Мубарекский ГПЗ), это с учетом того, что половина потребителей переведена на использование сжиженного газа и угля. В планах у отрасли достичь отметки в 42,3 миллиарда кубометров, что полностью перекроет внутреннюю потребность. Реальна ли эта цифра при существующей изношенной инфраструктуре, устаревшем оборудовании, нехватке квалифицированных специалистов, а главное, низкой внутренней цене на газ, которая не позволяет окупать затраты на добычу и переработку газа?

Работали на износ

Как заявил международный консультант Арильд Дирсет (Норвегия), привлеченный Азиатским банком развития, и занимающийся корпоративной трансформацией "Узтрансгаза", более 50% магистральных газопроводов в Узбекистане эксплуатируется свыше 30 лет, также более 45% газоперекачивающих агрегатов имеет моральный и физический износ свыше 100% и не позволяют проводить необходимое техническое обслуживание. Словом, нужно всё срочно менять, а на это нужны немалые валютные средства.

Дирсет не первый, кто это говорит. Напомню, что одной из ключевых задач миссии Международного валютного фонда в 2018 году,  поставленных перед нашей страной для последующей выдачи кредита,  была именно либерализация цен на энергоресурсы, чтобы окупались затраты на их добычу и переработку.

Увы, добываемый с глубины более 1000 метров – это не «чистый» метан, как думает иной обыватель, там много примесей – серы, водяных паров, азота, углекислоты... Без очистки газ может просто не загореться в конфорке либо за короткий срок засорить и покрыть ржавчиной трубопровод, что с годами и происходит. Например, водяные пары, конденсируясь в изгибах газопровода, во время морозов превращаются в лед и забивают проход, в результате может упасть давление или вовсе прекратиться подача природного топлива. Поэтому так важны профилактика, продувка труб в летний период не на бумаге, а на деле.

Что касается добычи газа, то к слову, по данным Госкомстата, в нынешнем году она сократилась примерно на 20 процентов – с 50,1 млрд. кубометров за январь-октябрь в 2019 году до 40,4 млрд. кубов за этот же период в 2020-м. Сокращение некоторые связывают, во-первых, с тем, что обрушились мировые цены на углеводороды. Коронавирусная пандемия и объявленный карантин в стране и мире подорвали нефтегазовую отрасль, в которой предложение превысило спрос, а из-за перекрытия границ на территорию республики не могло попасть вовремя оборудование для модернизации системы.

Добывать, а точнее транспортировать газ по магистральному газопроводу несколько месяцев «Лукойлу» тоже стало невыгодно. Этот газ, закупленный Узбекистаном по цене ниже рыночной на 12,5 процентов, был перенаправлен на внутренний рынок, на газохранилища в Газли и Ходжаабад. Сейчас мировые цены опять пошли в рост, добычу газа «Лукойл» восстановил, как и экспорт в Китай. Кстати, за годы сотрудничества Узбекистан на этом заработал на сегодняшний день не менее 4 миллиардов долларов.

Во-вторых, старые запасы газа,  которые находятся в разработке с советских времен, попросту заканчиваются, а новые больше рассчитаны на газохимическое производство и сжижение топлива, а также экспорт очищенного сырья. Так, запущенный в прошлом году на кредитные средства «Лукойла» Кандымский газоперерабатывающий завод работает, в основном, на поставки газа в Китай.  Строящийся опять-таки на кредитные средства в Сурхандарье газоперерабатывающий завод годовой мощностью 5 миллиардов кубометров в год в лучшем случае запустят только к началу 2023 года. В дальнейшем в Байсуне планируют возвести газохимический комплекс, способный производить в год 500 тысяч тонн полимерной продукции за счет переработки 1,5 миллиарда кубометров газа, то есть потребителю в доме на Пенджикентской в Самарканде сурхандарьинский газ вряд ли достанется.

Как выжить?

По прогнозу экспертов, имеющихся в Узбекистане запасов угля хватит только на ближайшие 40-50 лет, нефти – на 10-12 лет, природного газа – на 28-30 лет. Хотя в недрах еще немало богатств, но сначала их надо найти, что, впрочем, и делают, затрачивая опять-таки кредитные средства. В настоящее время на лицензионных площадях в республике ведут геологоразведку и разработку месторождений российские «Газпром» и «Лукойл», китайская CNPC. Ведется работа по привлечению к участию в проведении ГРР компаний Socar, British Petroleum, Total, Exxon Mobil, Mubadala… Но это всё далекие перспективы, как же быть населению страны? Как ему выживать сейчас и в дальнейшем? Неужели готовить чемоданы?

Этот вопрос, безусловно, волнует руководство нашей страны. Решение проблемы оно видят во внедрении автоматизированной системы учеты потребляемых ресурсов, в переходе на рыночные отношения, развитии атомной энергетики, которую так модно сейчас ругать, и внедрении возобновляемых источников энергии. Контроль и учет энергоресурсов при их жесткой экономии, последовательная модернизация изношенной инфраструктуры на фоне растущих долговых обязательств – задача не из простых. К тому же она, повторюсь, усложняется применением административно-командных методов управления на местах и возникающих из-за этого конфликтов интересов, используемого устаревшего энергоемкого оборудования на крупных промышленных объектах, наблюдаемой преступной халатности при строительстве и сдаче новых жилых объектов без соответствующей теплоизоляции и низкой правовой культуры населения в целом. Помочь решить эту задачу можно с помощью постоянного диалога с общественностью, предоставлением максимально полной информации, а не отписок для успокоения, которые уже раздражают мерзнущее население, вызывая недоверие. Всё это, в конечном итоге, будет способствовать и достижению поставленных целей перед Министерством энергетики страны.

Анастасия ПАВЛЕНКО.