Android qurilmalar uchun Zarnews.uz mobil ilovasi. Yuklab olish x

Ещё не порвалась нить времен

Не знаю, у кого как, но когда я вижу, ковры, сотканные нашими ремесленницами, мысль уносит меня вглубь веков, в патриархальные времена. Так получилось и на этот раз, когда увидел ковер, сотканный нурабадской рукодельницей Шакарой Шамиевой.

С ее семьей я познакомился во время одной из поездок в Нурабадский район. Вернее, сначала встретились с ее сыном – помощником главного чабана Холмуродом Эркаевым. За разговором о чабанском житии-бытии речь зашла о коврах, которые ткут в этих краях чуть ли не все женщины.

Ковер, фотографию которого показал мне на телефоне Холмурод, поразил одновременно и простотой, и изяществом, и некоторым аскетизмом и минимализмом в выборе цвета и узоров. Такое я видел разве что среди музейных экспонатов – древних глиняных сосудов Афросиаба. Сейчас что в гончарном искусстве, что в сюзане, что в резных изделиях пошли другие, мелкие узоры (в угоду туристам, наверное). Часто встречаются детализация, жеманность и изнеженность – явные признаки упадка любого искусства… Впрочем, вернусь к ковру. Когда я узнал, что шерсть на этом ковре не крашенная, я удивился еще больше.

- Так оно и есть, - подтвердил Холмурод. – Это шерсть разных овец с черной, серой и бурой окраской. Так что все тут естественная красота природы. Конечно, есть и крашенные ковры.

Первый свой ковер самостоятельно Шакарой-опа соткала, когда училась в шестом классе. До этого осваивала у своей матери Холбуви-момо секреты работы на прялке, помогала красить шерсть.

С тех пор много воды утекло. Вышла замуж, родила пятерых детей. Две из них дочери. Кстати, и они прекрасно ткут. Здесь это дело как бы считается даже некоторой обязанностью женщины, как, например, готовить, стирать. Поэтому особых секретов, чему нужно учиться долго, Шакарой-опа, по ее мнению, и не знает.

Многочисленные узоры она хранит в памяти, можно сказать, в крови. Они никогда не повторяются. Всё удивительно и просто. Общаясь с этими простыми, открытыми и искренними людьми, чувствуешь себя как бы в другом временном измерении, ощущая патриархальность библейских времен. Вот так, наверное, сидели за ткацким станком праматери Сара, Ревекка, когда их мужья пасли овец в бескрайних пастбищах Земли Обетованной…  

Сегодня маленькая шестилетняя дочь Холмурода – Гульсанам - тоже ходит тут рядом, когда бабушка, мать, тети садятся за станок. Когда она устает от детской беготни в степи, ей дают прялку, специальные «расчески» для шерсти в качестве новых игрушек. Так, играя, она бессознательно впитывает в себя бесконечные просторы и суровую красоту Нурабадских степей, хранящие вековые секреты ковроделия. Вот так учились когда-то ее прабабушка, бабушка, мать. Радуешься, что есть еще такие люди, что традиции продолжаются, что нить времен еще не порвалась…

Фуркат ТУРНИЯЗОВ.