Android qurilmalar uchun Zarnews.uz mobil ilovasi. Yuklab olish x

Попаримся в иранском хаммаме?

Гулах - это слово несколько дней навязчиво вертится в голове. Я его не вспоминал и не употреблял сорок с лишним лет. Что оно означает?

Гулах (gölah) - у ираноязычных и некоторых туркоязычных народов - топка восточной бани и истопник (кочегар). Скорее всего, это слово всплыло из глубин памяти, когда мозг получил опорный сигнал в виде статьи "Район Панжоб и иранцы". В ней упоминается хаммам, который был построен в кишлаке Ходжа Соат в конце 1880-х в комплексе с медресе и мечетью в Панжабе. Купец Ходжа Абдурайим (ирони) архитектуру и технологию строительства медресе, мечети и бани изучал в Иране, выступил потом и инвестором, и архитектором. Наши старики банную процедуру обязательно начинали с благодарственной молитвы в честь Ходжи Абдурайима, ею же завершали.

Тош хаммом в селе Хужа Соат

С фасада «Тош хаммом» (каменная баня) ничем не примечательное одноэтажное здание. Справа от входа каморка кассира, которой пользуются в «женские» дни. Дальше попадаете в достаточно большое помещение со шкафчиками и деревянными кроватями, застеленными курпачи с подушками. Здесь можно после баньки прийти в себя, лёжа на подушках и попивая зелёный чай со сладостями, ведя неторопливые беседы.

Сняв с себя верхнюю одежду, оставив только нижнее белье и нацепив на босы ноги деревянные сандалии, попадаете в узкий коридор, где есть ниша для массажа. Там посменно работали Гафур-ами, наш сосед и его напарник. Напарником был одноногий банщик-инвалид. Я его запомнил с пиалой зелёного чая в руке с подушкой в обнимку, двумя костылями рядом и получающим деньги от посетителей как кассир.

Дальше "мокрая" раздевалка с крюками для одежды на стенах, с водопроводными кранами и каменными водоемчиками для мытья ног. Здесь посетитель снимает с себя последнее и обматывается по пояс лунги - куском белой ткани. Полагаю, лунги к нам пришло из Индии, которой активно торговали наши предки. Туда ходил и мой прадед - Салим боккол (бакалейщик), которого я застал. Там лунги - повседневная мужская одежда, кусок ткани размером примерно 2х1 м.

Следующее шестигранное помещение под центральным куполом - помывочная. Я сюда не заходил более сорока лет и какие-то детали, быть может, стёрлись. Так что прошу быть снисходительными к точности изложения.

В центре зала - многогранное каменное возвышение (супа), где можно расположиться с банными принадлежностями. Запомнилась одна большая каменная ниша справа, где тоже можно помыться, полежать. Вдоль остальных стен центрального зала - небольшие ниши, где можно удобно усесться со своим тазом (шайкой), в промежутках - водопроводные вентили с холодной водой. Насколько я помню, водопровод в хаммаме появился где-то в начале 1970-х. До этого воду ковшами брали из двух каменных бассейнов с горячей и холодной водой в помещении, которое примыкало к центральному залу: как она в свою очередь туда попадала - не задумывался.

Как только попадаете в центральный зал, напротив вы увидите вход в небольшое, но самое жаркое помещение в хаммаме. Оно располагается прямо над топкой (гулах). Огонь горит прямо под мраморным полом. Отсюда жар постепенно распространяется на весь хаммам. Именно благодаря этому между помещениями нет резкой температурой разницы: везде комфортно в зависимости от вашего состояния. Воздух не такой влажный, как в турецких банях - дышится легко.

К этой же жаркой комнате примыкают два каменных водоёма выше пола: под одним из них горит огонь, другой - с холодной водой. Проемы для забора воды - примерно на уровне глаз.

Топка у хаммама - прямо под полом. Раньше топили дровами и углем, потом устроили газовую грелку в печи и подтапливали опилками.

С правого боку от жаркой комнаты - вход из центрального зала в зону интимной гигиены. Здесь устроены кабинки, похожие на душевые (душа в бане нет вообще - обливаются тазами).

Ополоснувшись тут же, потом омыв ноги в "мокрой" раздевалке, натянув свежее белье, возвращаетесь в главную раздевалку-чайхану. При желании здесь можно отдохнуть, попить ароматного чаю, присовокупив к ним горячие самсы, которые пекли прямо у входа в баню. Либо через заднюю дверь пройти в чайхану на свежем воздухе, построенном одновременно с баней на островке посреди хауза (пруда), обсаженного вековыми тополями.

«Концерт» каждый четверг

У меня осталось яркое воспоминание, связанное с нашими хаммами. В конце 60-х и в 70-е годы прошлого века в каждый четверг, в определённое время, в хаммам приходил аксакал. Намыливаясь, он затягивал древнеиранские поэмы. И голос был изумительный, и акустика под куполами несравнимая. Многие ради этого и приходили в баню. Особенно после того, как в 1972 году мой отец, Очил Гулямов, окончательно ослеп от полученных в Великой Отечественной войне ран, наши визиты тоже стали регулярными. Я или мой брат Бахтиёр, после мытья и импровизированного концерта, усаживали отца в чайхане над хаузом, кстати, его, к сожалению, давно уж нет - вместо них сейчас стоят какие-то несуразные строения. Дальше за ним ухаживали его ровесники-завсегдатаи чайханы. Через некоторое время мы отца забирали домой посвежевшим и помолодевшим.

10 августа 2021 года случилась трагедия - умер мой односельчанин Амин Джавадов, который, как оказалось, потомок Ходжи Абдурайима.

Фарход ГУЛЯМОВ,

журналист, Сочи (Россия).