Android qurilmalar uchun Zarnews.uz mobil ilovasi. Yuklab olish x

Экотуризм: примеры и антипримеры

Как развивается экотуризм в Самаркандской области, было продемонстрировано журналистам и блогерам во время пресс-тура, организованного 22 сентября областным управлением по экологии и охране окружающей среды.

Зона отдыха «Тешик-таш»

Первым пунктом посещения журналистов стало расположенное вдоль международной трассы М-39 местечко Тешик-таш, что в переводе с узбекского означает «дырявый камень».

 

Место знаменитое, можно сказать, уже во всем мире, по таким фильмам, как «Апачи» (немецкая киностудии ДЕФА, 1973), узбекско-турецкий исторический сериал «Я – Джалолиддин» (2021), «Абу Райхон Бируни» («Узбекфильм», 1974).

Местный предприниматель Марат Бурханов несколько лет назад принялся осваивать эти безлюдные сопки, чтобы реализовать проект по экологическому туризму. По его словам, первое время никто не верил, что из данной затеи что-то получится. С водой в здешних краях проблемы. Есть, конечно, неподалеку родник, но его воды явно не хватило бы для полива высаженных деревьев. Однако предприниматель не сдавался. Протянул трубы из Каратепинского водохранилища, а родниковую воду решил использовать только для питья и приготовления пищи. Постепенно были построены стилизованные юрты, которых сегодня здесь насчитывается восемь, заложен фундамент для строительства 32-местной гостиницы. Высаженные фисташки, карагачи, арчи принялись и растут теперь прекрасно, благо воздух тут чистый и простора для них много.

Туристы здесь имеют возможность отдохнуть в юртах, в которых летом прохладно, а зимой тепло, отведать национальные блюда, приготовленные местным поваром, или же самим приготовить то, что пожелают. Для этого им предоставят все необходимое – продукты, кухонную утварь, очаг.

- В сферу предпринимательства я пришел лет двадцать назад, - рассказывает Марат Бурханов. – У меня тут была маленькая столовая при дороге. Три года назад, когда увидел большие возможности, открывающиеся в нашей стране для развития туризма, решил ими воспользоваться. Взял кредит в банке в размере 150 млн. сумов. За три года сумели здесь вырастить деревья, построить юрты. Сейчас тут проходят все большие мероприятия нашего района – Навруз, народные гулянья, праздники, национальные спортивные соревнования. Планы у нас большие. Если построим гостиницу, можем увеличить прием туристов. Мы уже обеспечили постоянной работой девять человек, но намечаем создать еще новые рабочие места.

В целом, можно только приветствовать инициативу предпринимателя. Обеспечить людей постоянным источником дохода – это прекрасно. Однако есть и некоторые пожелания, которые, думается, будут учтены. В первую очередь, при оформлении туристической зоны, наверное, было бы правильным обратиться к специалистам – историкам, археологам, архитекторам, дизайнерам и… экологам. Раз речь идет о крупных кредитных средствах, то тут надо, как говориться, семь раз отмерить и один раз отрезать, чтобы потом не пришлось что-то переделывать. Например, при установке юрт было бы лучше их разместить подальше друг от друга, чтобы создать впечатление естественности. А скопление их в одном месте вкупе со скамеечками и качелями создает очень эклектический пейзаж. К тому же не всем будет комфортно так близко отдыхать совсем рядом с чужими людьми, а по рассказам руководителя здесь за день могут отдохнуть до 30-40 человек.

Во время нашего посещения прозвучали планы об установке тут игровых аттракционов. Так, оказывается, хотят местные жители. Но насколько верно снова переносить сюда суетный дух мегаполисов? Ведь городские жители и так не знают, куда деваться от шума и суеты, и рвутся в горы совсем не для аттракционов.

Третье. За много километров от города было очень неприятно опять увидеть на торговой лавочке пластмассовые ширпотребные игрушки и безделушки с изображениями героев массовой культуры, иностранной валюты, которых полно у нас на базарах. Где сувениры Тешик-таш, изделия от каратепинских мастеров-ремесленников? Современное поколение, к сожалению, привыкает к засилью этих образов массовой культуры в городах, а в горах при их виде становится не по себе – неужто и впрямь нельзя никуда убежать от такого всеядного духа постмодерна и рекламы?

Село Терсак

В селе Терсак участники пресс-тура ознакомились с условиями приема туристов в домах местных жителей.

Один из них – Фармон-ака Облояров. Много лет работал в школе, преподавал физику. Несколько лет назад свой двор у подножия гор превратил в уютный гостевой дом.

Места, действительно, красивые и живописные. С вершин веет прохладой и свежестью, здесь совсем другой климат, воздух чистый, рядом течет горный сай. Листья на деревьях начали уже желтеть. Стоит благодатная осенняя тишина. Слышно даже, как летают пчелы.

Гостей встречает хозяйка дома Офият Худойбердиева. Ей 64 года. По ее словам, осенью и зимой наступает время отдыха, гостей принимают только в весенний и летний сезоны.

Большой двор утопает в тени деревьев. Те, кто хочет сам готовить пищу, могут найти все нужное – мясо, овощи, казан, тарелки. Здесь все свое: виноград, фисташки, яблоки, кислое молоко. В большом водоеме водится рыба. Туристам предоставляется возможность для ночевки. Вообще, тут можно остаться на несколько дней. По ночам туристы особенно любят наблюдать за звездным небом. Из-за особых природных условий здесь оно усыпано миллиардами звезд и, конечно, светится Млечный путь.

- Село наше называется Терсак, - рассказывает женская активистка махалли Гульнора Темирова. – Говорят, в давние времена его называли «тирсак» - локоть, так как тут был склон горы, похожий на локоть. Потом в результате ассимиляции, слово изменилось и стало «терсак». В составе махалинского схода - четыре села, в них проживает более семи тысяч человек. На сегодня уже двадцать домов в махалле принимают туристов. Со временем, может быть, заинтересуются и другие.

Хозяйка дома Офият-опа для гостей специально сыграла на варгане. К здешним местам такая музыка очень даже подходит.

- Живем хорошо, не жалуемся, - говорит она. – Можно, оказывается, и находясь дома в горах, зарабатывать хорошие деньги.

Чуть выше по единственной тут дороге находится еще один гостевой дом. Здесь принимают только иностранных туристов.

- Мы не принимаем жителей нашей республики, - говорит хозяин дома, бывший преподаватель французского языка 73-летний Куйсинбой-ака Хасанов. – Так как желания наших туристов и иностранных гостей расходятся. Наши хотят повеселиться на природе, кататься на катамаранах, устраивать маевки. А иностранные туристы больше интересуются местным своеобразием, они хотят готовить сумаляк, увидеть, как ткут ковры, приготовить плов, быть свидетелем национальной свадьбы. Все эти услуги у нас есть. Особенно хорошо у нас чувствуют себя гости из Франции, так как я владею французским и отсутствие языкового барьера сказывается положительно.

Аманкутан

Находиться в селе Терсак и не взглянуть на красоты Аманкутанского урочища было бы непростительно. Поэтому, хотя и совсем ненадолго, но группа журналистов и блогеров окунулась в волшебство осеннего рукотворного леса.

Сегодня живописное урочище, согласно постановлению Кабинета Министров от 04.03.2022 г. № 93 «О дополнительных мерах, связанных с созданием особо охраняемых природных территорий на землях лесного фонда», наконец, стало национальным природным парком. По словам его директора Азамата Амриллоева, кадастровые документы уже почти готовы, урегулированы вопросы с Ургутским лесным хозяйством по территориям, которые дали взамен отдельных участков урочища, не вошедших в новый нацпарк. В эти дни совместно с учеными СамГУ идет зонирование, то есть определяются заповедная (1000 га), рекреационная (400 га) и хозяйственная (100 га) территории.

- Конечно, есть определенные организационные сложности в этом вопросе, есть сложности и с сельчанами, - рассказывает А. Амриллоев. – Местные жители привыкли к практически бесхозному положению бывшей лесной дачи, выпасали скот там, где его быть категорически не должно, наблюдались и случаи рубки многолетних деревьев. Сейчас экоциду наступил конец. Могу с уверенностью сказать, что на 90 процентов сократился выпас скота в высокогорные зоны урочища, которые мы определили, как заповедные участки. Нами оставлены лишь пешеходные тропы для экотуристов. Возможно, данное обстоятельство кому-то не совсем по нраву, кто-то хотел в заповедной зоне построить санаторий, кто-то размножать скот и разводить огороды. Но закон о природоохранных территорий никто не отменял. Там, где определен особо охраняемый статус, не должно быть никакого антропогенного вмешательства. Для этого есть 400 гектаров рекреационного участка. Благодаря нашим усилиям, постоянному инспектированию, работы с населением, уже в этом году на заповедном участке были замечены пара тяньшанских бурых медведей, рыси. Это значит, что дикие животные, почувствовав безопасность для себя, вернутся в эти края. Думаем, со временем биоразнообразие здесь будет богатым. Главное, дать возможность природе самой восстановиться.

Отметим, что история урочища начинается со второй половины ХIХ века и с имени российского генерала Николая Ивановича Королькова, который был серьезно увлечен дендрологией и ботаническими исследованиями. Именно он впервые в Туркестанском крае применил террасированные посадки деревьев, защищавшие склоны от эрозии и селевых потоков. Тогда саперы самаркандского гарнизона и жители близлежащих кишлаков вручную помогали террасировать сухие склоны урочища крымской и приморской соснами, восточной туей, рядом с ними закладывались ленточные галереи лиственных пород – грецкого ореха, акации, клена, ясеня, айлантуса и других.

Сегодня результатом тех тщательно продуманных и самоотверженных действий стал красивейший лесной массив, куда едут местные и зарубежные туристы. Первые, чтобы отдохнуть от городской суеты и смога, вторые – помимо созерцания природы, считать птиц, которых здесь более 100 видов.

Наша беседа с новым директором нацпарка «Аманкутан» проходила в зоне отдыха «Минг арча». Здесь, в окружении огромных сосен, которым далеко за сто лет, стоят домики и тапчаны, ждущие отдыхающих. Естественно, возник вопрос о том, куда девается мусор, который вечно сопровождает человека. Весной, когда наша группа «Сохраним Самарканд» была в этих краях, мы видели огромную мусорную свалку чуть выше «Минг арчи», о чем, конечно, сообщили в социальных сетях. К счастью, в этот раз свалки не было, весь мусор убрали, а для отходов еще при въезде в зону отдыха организовали мусоросборник, который регулярно опорожняют сотрудники «Тоза худуд».

В гостях у хангула

В Зарафшанский национальный природный парк каждый раз едешь с трепетом: что увидишь там на этот раз? Если в предыдущие посещения видели грабителей реки и бурную деятельность инвесторов с отдыхающими, то в последний визит в июле этого года запечатлели ужасные картины, оставленные пожаром, который погубил 12 гектаров тугайного леса. Слава богу, очередная поездка принесла неплохие новости.

- В настоящее время завершается процесс приема-передачи нацпарка из ведомства Госкомлеса, - отметил начальник областного управления по экологии и охране окружающей среды Химмат Окбутаев. – Естественно, проводится полная ревизия участков, которые были использованы нецелевым образом в нарушение природоохранного законодательства. Что касается инвесторов, то их договоры, заключенные с предыдущими ответственными лицами нацпарка, изучаются прокуратурой. Инвесторы для развития туризма в рекреационной зоне должны были поставить легкие конструкции, а не строить капитальные здания на заповедной территории. Дальнейшее нахождение их на территории нацпарка сейчас решается на самом высоком уровне.

Как видим, в данном случае действия предпринимателей в бывшем заповеднике как раз показали пример того, как не нужно развивать экотуризм.

По словам специалистов, Госкомэкология в настоящее время планирует делать зонирование нацпарка «Зарафшон» заново, для этого сейчас очень тщательно проверяются последние карты и их соответствие реальным границам. Также планируется присоединить все русло реки Зеравшан, а также сохранившиеся левобережные участки тугая к территории парка. Таким образом создается достаточно большая единая экосистема, расширится местообитание животных, в том числе краснокнижных. Но для начала необходимо восстановить русло реки. Сегодня там не работают экскаваторы, но оно всё в ямах и с сильно заниженным ложем, которое разграбили добытчики песочно-гравийного материала.

Сейчас на повестке дня по-прежнему остро стоит вопрос обводнения. Нет подпитки грунтовыми водами, правый берег не омывается водами как раньше. Лес на отдельных участках быстро высыхает, в том числе огромные деревья ивы белой, по руслу высохли заросли облепихи. Естественно, из-за нарушения экосистемы страдают рыбы, амфибии, птицы, млекопитающие. Всё это требует участия научных сотрудников как региона, так и республики. Требуется, безусловно, и финансирование. Этот вопрос, как и расширение штатов, по словам Х. Окбутаева, тоже тщательно прорабатывается.

Не удержавшись, пошли посмотреть на бухарских оленей, у которых сейчас брачный период, и участок, где был пожар. Как объяснил заместитель директора нацпарка по научной работе Б. Раджабов, после ликвидации пожара сразу стал вопрос об обводнении территории. Были прорыты арыки, канавы от реки. Во время рытья арыка, из-под земли забил родник, который помог быстрому росту кустарников и травянистых растений на выжженной земле.

Увиденные зеленые побеги и покрытые листьями ветки на обгоревших деревьях, безусловно, нас обрадовали и вселили надежду.

Вместо заключения

На сегодняшний день в Самаркандской области насчитывается более 300 туристических мест, из них 30 считаются экотуристическими. Кроме того, существует более 100 сезонных объектов экотуризма. Во время пресс-тура мы ознакомились только с очень небольшим сегментом туристического направления, но уже можем сделать определенные выводы.

Для начала стоит отметить, что в общепринятом понимании экологический туризм – форма туризма, подразумевающая ответственность перед окружающей средой, слабо тронутой антропогенным фактором. Экотуристы изучают и наслаждаются природой, природно-культурными достопримечательностями. При этом обеспечивается активное социально-экономическое участие местных жителей, которые получают преимущества от этой деятельности.

Продемонстрированные примеры развития экотуризма, за исключением, пожалуй, инвесторов в Зарафшанском национальном природном парке, могут являться таковыми. Однако предпринимателям и местным жителям стоит глубже понять принципы экотуристического направления, в чем, надеемся, им помогут специалисты Госкомэкологии. В первую очередь, следует продумать экологическую устойчивость самих проектов. Например, та же утилизация бытовых отходов. В этом направлении уже начал работать хозяин зоны «Тешик-таш», собирая стеклотару для использования ее в качестве стройматериала. А вот использование возобновляемых источников энергии, солнечных водонагревателей, увы, нигде замечены не были. Не увидели мы и раздельного сбора мусора в тех же очаровательных семейных хостелах. Хочется верить, что над этим еще поработают экологи.

- Мы сможем развивать экотуризм только в том случае, если сохраним экологический ландшафт, флору и фауну этих мест, не теряя их естественности, и создадим благоприятные условия для местных и иностранных туристов, - сказал на пресс-конференции начальник областного управления экологии и охраны окружающей среды Х. Окбутаев и, думается, что эти слова будут руководством к совместным действиям, а не останутся просто словами.

Фуркат ТУРНИЯЗОВ,

Анастасия ПАВЛЕНКО.

Фото А. Павленко.