Android qurilmalar uchun Zarnews.uz mobil ilovasi. Yuklab olish x

Унесённые селем…

В редакцию "СВ" через социальную сеть "Фэйсбук" обратилась жительница махалли "Истикбол" г. Самарканда Мадина Маджидова с просьбой осветить в прессе ситуацию, в которой оказалась ее семья. 6 апреля ливневые дожди и вызванный ими сель оставил их без крыши над головой, а представители городского хокимията до сих пор не дали внятного ответа, как дальше - а главное, где - жить семье.

Посетив место разбушевавшейся стихии, взгляду предстала печальная картина. Еще на подходе к дому №48, а вернее, к тому, что от него осталось, спустившись по лестнице с улицы Бустонсарой на улицу Чашмаи Хизр (ранее улица Донская), можно было увидеть следы наводнения. Над бетонными трубами, куда по госпрограмме заковали в начале этого года коллектор Чашму, торчали пластиковые пакеты и различный мусор, который принесло водой сверху. Вся земля была в сером налете от ила. Как потом скажет жительница улицы Алие Бекирова, тоже пострадавшая от потопа, вместе с дождевой водой к ним пришла и вода канализационная.

- Обратите внимание, что бетонная труба и труба под дорогой имеют разный диаметр, - сказал мне житель дома №40 Расим, - поток воды просто не успевал проходить в новую систему, которая гораздо меньше по диаметру, и разлился через открытый колодец по всей нашей махалле. Во дворах, где в этот момент были открыты ворота, вода затопила дома. Больше всех, конечно, пострадал дом Худойбердиевых.

От дома 48 и его подсобных пристроек остались сильно покосившиеся стены, в нескольких комнатах обрушились крыши, а от террасы и кухни вообще осталась гора глины.

- Дождь шел 65 минут, потоки воды шли и с верхней улицы Менделеева, где все стоки направлены к нам, и со стороны верховья Чашмы, - говорит старший хозяин дома Тохир-ака, показывая охристые размывы от воды на стене и останки дома. - После ливня мы еще три часа стояли по пояс в воде и ждали, когда она сойдет, детей посадили на мебель. Вся постель, одежда, техника, продукты питания оказались под грязной водой и в иле. Потом увидели, как падают стены нашего дома, в котором мы прожили 21 год, переехав сюда когда-то из Сартепо…

В доме №48 проживало до беды три семьи: Худойбердиевы-старшие и их сына с женами и детьми. После наводнения Тохир, его супруга Кутфия и младший сын ушли жить на одну квартиру, а Толибу с Мадиной предоставили временно бесплатное жилье знакомые.

- К нам пришли из МЧС и хокимията на следующий день после потопа, - рассказывает Тохир-ака, - всё сфотографировали, посочувствовали, но никаких справок не дали. Потом некоторое время спустя опять пришел какой-то сотрудник из хокимията и спросил, сколько нужно нам средств, чтобы оплатить временное жилье. Тогда я сказал, что 900 тысяч сумов, имея в виду квартиру на одну семью, он "ухватился" за это и нам стали выдавать эту сумму, но ведь у нас три семьи. Ладно, мы с младшим сыном и его детьми проживем в двухкомнатной квартире, а как быть со старшим сыном? Знакомые предоставили им жилье только до июня…

Когда готовился материал к печати, позвонила Мадина и сказала, что с бесплатной квартиры они съехали, и теперь всей большой семьей, состоящей из десяти человек, живут в двухкомнатной квартире, которую сняли родители. Скажу, что у Мадины трое детей, старшему 19 лет, младшим - два года и шесть месяцев. Младшую девочку Мадина кормит грудным молоком.

- Карантин лишил моего мужа заработка, - чуть не плача жаловалась Мадина, - он устанавливал двери, а запрет на передвижение вынудил его сидеть дома. Нам не хватало денег на еду и памперсы. Сейчас муж потихоньку стал выезжать на заказы, но заработок его очень мал, еле-еле хватает сводить концы с концами, ведь я сижу с грудным ребенком дома.

Пару раз махалля "Истикбол" помогла пострадавшим продуктами, которых хватало на неделю, но люди были рады и этому.

- Последние десять лет я проработал сторожем в мединституте, у меня не видит один глаз, я живу с одной почкой, - говорит Тохир-ака, - а нам в хокимияте предлагают взять в кредит квартиру в новостройках. Как же мы будем расплачиваться за этот кредит, когда у меня пенсия 400 тысяч сумов, а сыновья не имеют постоянной работы, их жены сидят с маленькими детьми? Если бы не это наводнение, то мы никогда бы не обратились к властям, хоть и жили небогато, но дружно, была крыша над головой. А что теперь делать?

По воспоминаниям соседей, наводнения по этой улице случались трижды. Первый раз в 1991 году, но тогда все дома остались целыми. Второй раз затопило и разрушило пару домов после реконструкции улицы Бустонсарой в 2012 году. Тогда пострадавшим государство выплатило компенсации, на которые люди восстановили свое жилье. А вот потоп 2020 года жители улицы Чашмаи Хизр связывают с тем, что был неправильно уложен в трубу коллектор, который издревле протекал здесь, дренируя воды и создавая благоприятный микроклимат.

- Да, у нас всегда было как на даче, - говорит 50-летняя А. Бекирова, проживающая здесь с самого рождения, - температура воздуха в жару градусов на 10 ниже, чем по городу. Но сейчас всё сохнет плюс наводнения. Вот и у меня обвалилась комната, где недавно сделали ремонт.

Отмечу, что согласно Положению о порядке исключения из жилищного фонда жилых домов и жилых помещений в Республике Узбекистан, утвержденного постановлением Кабинета Министров №18 от 20 января 2000 года, хокимият города в обязательном порядке после стихийного бедствия должен был организовать комиссию для определения технического состояния жилого дома, независимо от его принадлежности. Результаты всех технических осмотров внести в акт и передать его собственнику жилого дома. На основании ходатайства хокима города, как гласит нормативный документ, выносится решение о сносе непригодных для проживания жилых домов или жилых помещений. При этом в обязательном порядке должен быть решен вопрос о безвозмездном предоставлении государством жилья гражданам, жилые помещения которых признаны аварийными или пострадавшими от стихийных бедствий. Однако всего этого сделано не было.

- Нам выдали документ о разрушении дома только из махалли "Истикбол", - говорит Мадина, - в хокимияте предлагают то кирпичи, то говорят, что позвоним завтра-послезавтра. Но как и на какие средства нам строить заново дом, тем более когда уже нет уверенности, что после ливня нас опять не затопит?

Думается, что данный вопрос требует безотлагательного решения властей.

Анастасия ПАВЛЕНКО.

Фото автора.