Android qurilmalar uchun Zarnews.uz mobil ilovasi. Yuklab olish x

Сердце матери

В разные годы в "Самаркандском вестнике" к знаменательной дате - Дню победы не раз публиковались статьи нашего внештатного корреспондента Рафаэля Хуснутдинова о ветеране войны и труда, Заслуженном учителе Республики Узбекистан Туракуле Джураеве. В них рассказывалось о том, как в партизанском отряде "Славный" плечом к плечу с такими выдающимися спортсменами - чемпионами СССР как М. Иванькович, А. Долгушин, А. Метропольский, Н. Шатов, М. Зайпольд, Ф. Бухман, К. Модей, братья Знаменские - отважно сражался наш земляк, о его ратном мирном труде.

Сегодня мы предлагаем его статью об удивительной истории, случившейся с Туракулом Джураевым, благодаря которой, он приобрел новую семью.

В восьмидесятые годы в канун Нового года по всей стране на телевидении было принято проводить "Голубой огонёк", где выступали именитые артисты, приглашались деятели науки, учителя, передовики производства, труженики полей. Не был исключением и Узбекистан. В 1986 году на такой "Голубой огонёк", проводимый ташкентским телеканалом, был приглашён Туракул Джураев. Как и другие присутствующие, он коротко рассказал о себе, поздравил зрителей.

Случилось так, что эту передачу смотрела и жительница колхоза "Шарк Юлдузи" Хужабадского района Андижанской области Тутихон-ая Джураева. Лишь только закончилась телепередача, она вбежала в комнату невестки и выпалила:

- Вы не верили, а я верила и ждала. Мой Туракул жив! Я сейчас видела его по телевизору. Зови Ахмадали, пусть сейчас же напишет письмо на телевидение и попросит подробнее рассказать о Туракуле и дать его адрес. Я сама к нему поеду.

Где-то через неделю в Андижан пришло письмо из Ташкента с адресом Т. Джураева, имеющимися на него данными и советом еще раз просмотреть телепередачу, которая будет показана 18 января.

 Жители села, не особо веря в то, что Туракул, сын Тутихон-ая, жив, тем не менее еще раз просмотрели повтор новогоднего "Огонька".

Что уж говорить о семье Джураевых! 18 января они в полном составе "окупировав" зал, не сводили взгляд от экрана телевизора, стараясь найти общие черты Ахмадали с Туракулом, который 44 года тому назад пропал без вести на войне.

- Да это Туракул, - уверенно сказала Тутихон-ая.

И обращаясь к сыну, наказала во чтобы то ни стало найти своего потерянного много лет назад брата.

Собрав родственников, Ахмадали попросил у них совета. После недолгих споров было решено, что на встречу с братом поедут трое.

Прибыв по адресу, сразу же направились к директору школы №1 Самаркандского района, где работал Т. Джураев. Амон Абдуллаев, пригласив гостей в свой кабинет, поинтересовался, ради чего они совершили столь дальний путь. Узнав причину, Абдуллаев удивился, ведь он был племянником Туракула, а в Андижане у Джураевых никаких родственников отродясь не было.

 Пригласили в кабинет директора Джураева. Когда тот вошел, его спросили, откуда он родом.

- Я родился в Самарканде. Мой прадед Саидмурод из рода хазрата Накшбанда из села Номитан близ Бухары. Во второй половине XIX века, в голодные годы группа номитанцев переселилась в Самаркандскую область и осела в районе, который затем получил название "Бухори кишлак".

Ахмадали рассказал о цели своего приезда, пропавшем без вести на войне брате Туракуле Джураеве, матери, которая продолжает ждать его, "Голубом огоньке"… Находясь под впечатлением от услышанного, Т. Джураев пригласил гостей домой.

Ахмадали поведал, что его брат Туракул Джураев родился в 1923 году. Работал в школе в начальных классах. В 1942 году Туракулу исполнилось 19 лет и ему пришла повестка на фронт. Младшему Ахмадали тогда было всего 2,5 года. Туракул с каждой станции посылал письма домой, но через некоторое время письма перестали приходить. Соседи, ранее проводившие на поля сражений своих мужей и сыновей, стали получать похоронки. Но Тутихон-ая не получала ни писем, ни похоронки. Окончилась война, мать всё ждала сына и верила, что он вернется.

Прошло более сорока лет, но сердце матери не хотело верить, что сына больше нет. Веским аргументом Тутихон-ая была ссылка на то, что из военкомата не принесли официальной бумаги, где говорилось бы "Ваш сын храбро сражался и пал на поле боя, выполняя важное задание командования".

Ахмадали, конечно, быстро понял, что учитель из Самарканда Туракул Джураев не его брат, что это лишь игра случая. Но как быть с мамой? Как она воспримет эту новость? Не будет ли это сообщение для матери ударом, который она не перенесет? Эти вопросы не давали покоя Ахмадали.

Семья Джураевых поехала на вокзал, чтобы проводить гостей из Андижана. У всех был удрученный вид, ведь они так и не договорились, как им действовать дальше. Уже в последнюю минуту Туракул дал "брату" свою фотографию.

Вернувшись в родное село Булокбоши, Ахмадали протянул матери фотографию Туракула. С осторожностью взяв ее в руки, Тутихон-ая поцеловала фотографию, провела ею по глазам и прижав к груди воскликнула: "Да это он, мой сын и твой брат Туракулжан". И тут же, несмотря на позднее время, села писать письмо в Самарканд, в котором просила Туракула как можно быстрее приехать домой.

Прочитав письмо, Джураев прослезился, он понял, что Тутихон-ая свято верит, что он её заблудший сын, который наконец-то нашелся.

Т. Джураев вспомнил в тот миг свою встречу с мамой, как она, увидев его с крыши, где перебирала сушившийся кишмиш, поторопилась спуститься и подвернула ногу. И Туракул решил ответить на письмо Тутихон-ая, пообещав, что на каникулах он обязательно приедет. Он понимал, это будет трудным испытанием не только для неё, но и для него.

И в конце июня 1987 года на машине своего старшего сына Озода, прихватив младшую дочь Мохигуль и 15-летнюю внучку Дамиру, Туракул отправился на встречу с "новой" мамой в Андижан.

И вот они в Андижане, в селе Булакбаши, в колхозе "Шарк Юлдузи".

У дома, который стоял на берегу большого арыка, собралось много народу, все хотели посмотреть на сына Тутихон-ая, последняя специально к приезду сына вышила пояндоз*, который был постелен от улица до дома.

Джураева провели через пояндоз, а у его ног, согласно местной традиции, зарезали барана. Слух о том, что приехал потерянный сын Тутихон-ая, разнесся по селу и люди стали прибывать со всех его концов. Праздник встречи длился до глубокой ночи. К Туракулу подходили родственники, одноклассники, те, с кем он, по их словам, играл в детстве и все задавали один и тот же вопрос, почему после победы не приехал домой, а жил в Самарканде. Джураев, чтобы не запутаться, всем отвечал одинаково: "Видимо, судьба такая. Да и после ранения и контузии я частично память потерял".

Никто из них не допускал мысли, что это не их Туракул.

Три дня вместе с семьёй гостил Туракул Джураев у своей матери Тутихон-ая, и все эти дни она ни на шаг не отходила от него, пархая от счастья. Три дня пролетели как один день. Провожать Туракула вышло все село.

Возвращаясь в Самарканд, Туракул с детьми и внуками молчали. Тишину нарушил Озод:

- Пап, а ты действительно родился и вырос в Самарканде? А то я после всего, что произошло с нами в семье Тутихон-ая, засомневался.

На что Туракул-ака ответил:

- Если честно, я сам весь в волнении, эта встреча внесла в мою душу смятение. А как быть с тем, что все это обман, ведь я же не являюсь ее сыном? Но я успокаиваю себя тем, что эта ложь во благо. Я не могу теперь разочаровать бедную женщину, потерявшую своего сына. Пусть это будет святой ложью, я ее сын.

Через некоторое время делегация родственников из 11 человек во главе с Тутихон-ая приехала в Самарканд. Гостей, кроме супругов, ожидали еще 10 детей и более 20 внуков. Тутихон-ая обняла и расцеловала каждого из них. Дом Туракула занимал чуть более 13 соток. Осмотрев дом и участок, Тутихон-ая сделала заключение: участок маленький, все потому, что Туракул не местный. Женщина заявила, что трём его сыновьям: для постройки дома она выделит землю на своем участке.

В те дни в дом Т. Джураева, чтобы выразить свое уважение гостям из Андижана, приходили соседи и знакомые. Была и культурная программа - приезжим показали памятники старины, водили в места поклонения.

На вокзале Тутихон-ая, обнимая Туракула, сказала: "Надеюсь, ты теперь часто будешь посещать свою мать". - "Конечно, мама, обещаю, ты даже не успеешь соскучиться", - ответил Туракул.

По рассказу Ахмадали, на второй же день после возвращения матери из Самарканда, она шагами стала отмерять землю во дворе. Тутихон-ая решила сдержать обещание.

 С тех пор каждый год Туракул вместе с сыновьями и внуками стал ездить в Андижан. В одной из таких поездок произошёл случай, после которого, если и были у Тутихон-ая какие-то сомнения насчет Туракула, то они полностью развеялись. Устав с дороги, он прилёг отдохнуть, но не прошло и десяти минут, как к нему в комнату вошел Ахмадали и позвал на похороны односельчанина. "Нет, я устал, завтра пойдём на фотиху", - ответил Туракул. Ахмадали передал это матери.

 - Ты посмотри, столько лет прошло, а твой брат ничего не забыл. Помнит, как во время войны покойный работал в сельсовете и, чтобы не попасть на фронт, вместо себя выписал повестку Туракулу, хотя у твоего брата была бронь.

Найдя своего сына, Тутихон-ая в возрасте 86 лет скончалась в 1989 году. Туракул с сыновьями проводил свою названную мать в последний путь.

С тех пор много воды утекло. Нет уже ни Туракула, ни Ахмадали, но не разрывается связь между двумя родами, ставшими, по воле случая, родными. И сегодня их дети и внуки ездят друг к другу в гости, вместе проводят свадьбы и другие мероприятия. И не является им преградой то, что семья самаркандца Т. Джураева говорит на таджикском языке, а андижанца Ахмадали - узбекском. Главное - они понимают друг друга душой. Два Туракула, говорившие на разных языках, оба защищали Родину на фронтах Великой Отечественной войны, оба заслужили, чтобы о них помнили.

Жители села Бухори Самаркандского района и жители села Булокбоши всегда будут помнить этих сыновей узбекской земли.

Рафаэль ХУСНУТДИНОВ.

* (Пояндоз - кусок ткани, который стелют перед входом в дом для дорогого гостя).