Android qurilmalar uchun Zarnews.uz mobil ilovasi. Yuklab olish x

«Мечтаю посетить Ленинград…»

Недавно один из моих друзей сообщил, что наш общий знакомый из Нурабадского района, 98-летний участник Второй мировой войны Абдурахмон-бобо Абилов, который каждую пятницу приходил молиться в мечеть Ходжа Ахрор, приболел и хочет со мной встретиться…

С Рахмон-бобо мы, не то, чтобы знакомы близко, но встречались на каких-то мероприятиях - свадьбах, торжествах. Я откликнулся на его просьбу, и мы с другом тронулись в путь.

По обе стороны зигзагообразной дороги, ведущей в село Эгрикуль, тянутся горы. С большого тракта  «Самарканд – Карши» село не бросается в глаза, словно спряталось в ущелье Зеравшанских хребтов. Увлечённые беседой и красотой природы, мы не заметили, как наша машина остановилась у большой двери.

На террасе, сидя на коляске, ждал нас Рахмон-бобо Абилов. Его, подобная детской, искренняя улыбка, отцовский взгляд сразу располагают человека.

- Сынок, спасибо, что приехал, - сказал он. - Я тебя пригласил потому, что хочу рассказать тебе мои воспоминания и поделиться одной моей давней мечтой.

…Родился я здесь в 1923 году. Нашему детству не позавидуешь, и в летнюю жару, и зимой ходили босые, полуодетые, голодные, жизнь была тяжелая. 22 июня 1941 года началась война. Первым проводили на войну моего старшего брата Абдурашида. Бедная мать ночи напролёт молилась, чтобы брат вернулся живым и невредимым. Потом забрали на фронт и меня. Из горных селений и кишлаков тогда собралось более шестидесяти парней, изъявивших желание встать на защиту родной земли от врага.

С вокзала  Самарканда на «товарняках» добрались до города Пугачёв, где прошли двухмесячные курсы подготовки. Меня избрали комсоргом, как хорошо владеющего русским языком, и одновременно я исполнял обязанности писаря. Мы научились стрелять из  винтовки и миномёта. Потом в составе 37-го стрелкового полка нас направили на оборону Ленинграда. В первый бой я вступил заряжающим 82-миллиметрового орудия. В течение двух лет мы принимали участие в защите Ленинграда.

Блокада продолжалась до 18 января 1943 года. В холодные зимние дни с огромными трудностями через озеро Ладога, получившее имя «Дорога жизни», в город доставляли продовольствие, одежду и боеприпасы. Я был свидетелем голода, холода и видел, как люди падали на улицах и умирали. Это было очень страшно, но нам, солдатам, давали продовольствие, чтобы мы отстояли Ленинград. Порой бойцы недоедали: сказывались перебои с подвозом. Всякое пришлось видеть…

Рахмон-бобо умолк. Ему налили чай. После нескольких минут молчания он опять поднял голову и продолжил вспоминать:

- Сидим однажды в окопе голодные, измученные, и вдруг ко мне подошёл один из моих земляков с буханкой хлеба в руке. Я обрадовался, а он мне: «Послушай, брат, вот тебе хлеб, но выполни мою просьбу, через него прострели меня в ладонь, а потом ешь. Мне не хочется умирать…». Если честно, я опешил, но затем пришел в ярость. Взял автомат, направил ему в лоб и закричал: «Сейчас я из тебя мозги вышибу, подлый трус, предатель!». Он испугался и убежал…

Даже вспоминая те далекие события, Рахмон-бобо стал нервничать. Я решил поменять тему и спросил у него, как он женился.

- О, свадьба была скромная. Зимой 1943 года над другим  берегом озера, где мы стояли, закружили вражеские самолёты. Зенитчики заняли огневые позиции. В этом бою я получил ранение: минный  осколок поразил плечо и ногу. С поля боя меня вынесли санитарки и медики общества Красного Креста. Оперировали в палатке. Вдруг один из снарядов взорвался рядом с палаткой, медики все погибли. Я чудом уцелел, хотя и получил четырнадцать ранений. Меня потом доставили в госпиталь, где я пролежал до 22 марта 1943 года. После лечения комиссия  признала меня негодным к строевой службе, и я вернулся в родное село. Всего из нашего кишлака из 60 призванных на военную службу 20 человек вернулись инвалидами.

Потом трудился в колхозе и вскоре меня направили учиться на курсы по подготовке руководящих кадров, был бригадиром, председателем ревизионной комиссии. Родители женили на девушке по имени Зубайда, она была дояркой. У нас родились семеро детей, а сейчас более 200 внуков и правнуков, но имена всех не знаю…

Наш собеседник улыбнулся.

- Кстати, на день Памяти и почестей меня навестили представители хокимията района и области и вручили поздравления от Главы государства, - продолжил он потом. - Огромное спасибо нашему многоуважаемому Президенту Шавкату Мирзиёеву за его неустанную заботу о фронтовиках, ветеранах. Нужно ценить нынешнее мирное время. Благодаря мудрой политике руководства нашей страны, все народы в Узбекистане живут дружно, как одна семья.

- А тебя, сынок, я пригласил для того, чтобы ты написал о моей давнишней мечте, - сказал на прощание Рахмон-бобо. - Очень хочу побывать в Ленинграде, в тех краях, где прошла моя молодость, где я вместе с представителями других народов с оружием в руках воевал против фашизма. В душе теплится надежда на то, что руководство Санкт-Петербурга вспомнит обо мне, свидетеле блокады Ленинграда…

Захир ХАСАНЗОДА.