Android qurilmalar uchun Zarnews.uz mobil ilovasi. Yuklab olish x

Из-за дамб сохнет нацпарк

Прошло более месяца после публикации в «Самаркандском вестнике», а затем и на интернет-порталах статей о ситуации в Зарафшанском национальном природном парке. Повлиял ли общественный контроль на бедственное положение в бывшем заповеднике? Какие меры были предприняты со стороны госорганов в отношении нарушителей природоохранного законодательства?

К сожалению, официальных ответов после публикации статей в редакцию пока не поступало, но реакция со стороны госорганов всё же была. После проверки рабочей группой, организованной со стороны областного хокимията, в Зарафшанский национальный природный парк прибыла комиссия из Ташкента. Это была группа, созданная по инициативе Кабинета Министров РУз, в составе которой были представители Академии наук, Государственного комитета экологии и охраны окружающей среды, Госкомлеса, ГУП «Хафвсиз дарё» и других ведомств.

- Комиссия в Самарканде работала до 16 июля, - рассказывает научный сотрудник ЗНПП Наталья Мармазинская, - ее члены осмотрели все участки нацпарка, ознакомились со всеми документами. Также были изучены документы инвесторов, строящих зоны отдыха. Были выявлены нарушения, в том числе отсутствие документов о зонировании территории, ущерб, причиненный растительности и животному миру во время строительства. Проведена большая работа. Думаю, что об ее итогах уже составлена справка и передана в Кабинет Министров.

Также, по сведениям, в нацпарке Джамбайской районной прокуратурой были проведены следственные мероприятия по факту убийства краснокнижного бухарского оленя. Напомню, что инцидент произошел в начале февраля этого года, но до сих пор виновные не объявлены и не наказаны.

Отмечу, что в настоящее время и администрация, и все инспекторы и другие сотрудники продолжают работать в нацпарке. Строительство коттеджей вялотекуще, но продолжается. Забор гравия был приостановлен в связи с паводками, но потом возобновлен, правда, не вблизи от бывшего заповедника. Грузовики и экскаваторы были замечены напротив территории третьего обхода. При этом во время мониторинга нацпарка, о котором будет сказано ниже, было подсчитано, что за 10 минут работы трех экскаваторов были заполнены 10 грузовиков «МАН». Каждый такой грузовик вмещает в себя 20 кубометров песчано-гравийного материала. Работают они от 8 до 12 часов в сутки. Можно представить, как далеки указанные в официальных документах объемы добычи гравия из русла реки от реальных. Чем это может аукнуться в будущем, об этом будет сказано в следующей статье, которая готовится совместно со специалистами-гидрологами.

Что происходит в нацпарке сейчас?

В минувшую субботу вместе с членами инициативной общественной группы «Сохраним Самарканд» мы вновь поехали в Зарафшанский национальный природный парк. В первую очередь, осмотрели участки, вдоль которых на реке Зеравшан в 2019-2020 годах были сооружены плотины и дамбы.

Представшее зрелище было удручающим. «Благодаря» плотинам, паводковая вода, которая должна заливать территорию нацпарка с тугайной растительностью, просто обходит ее стороной. В результате травы, кустарники и деревья нещадно высыхают. По словам специалистов, такой засухи они никогда не видели. Платаны сбросили листву, боярышник и джида стоят со скрюченными желтыми листьями, будто осенью. Облепиха, ради которой создавался когда-то заповедник, практически уничтожена. Участки нацпарка, которые еще два года назад в это же время утопали в зелени, сейчас похожи на полупустыню. Вместе с флорой страдает и фауна, создается угроза для пожара, какой случился месяц назад на 4-обходе.

- Тугайный лес вдоль Зеравшана (так же, как и вдоль Сырдарьи и Амударьи) естественным образом затапливался в течение многих сотен лет и никогда не смывался, - поясняет Н. Мармазинская. - Даже, когда река была очень полноводный, когда еще не разбирались так масштабно ее воды для ирригации, как это делается с середины прошлого века, никаких разрушений населенных пунктов никогда не было. Берегоукрепительные сооружения вдоль правого берега на уровне национального парка не нужны были вовсе, так как они препятствуют естественному существованию тугайных лесов и приводят к их усыханию. Наоборот, сейчас именно левое побережье подвергается угрозе селей, по эту сторону не укрепляют.

- О высыхании тугайных лесов в нашем парке на обходах №№1,2,3 из-за построенных дамб мы уже уведомили руководство Государственного комитета лесного хозяйства, - подтвердил директор Зарафшанского национального природного парка О. Хамракулов. – Если не принять скорые меры по этим дамбам, то от нацпарка мало что останется.

Но специалисты ГУП «Хавфсиз даре» при МЧС республики считают иначе. Как следует из ответа начальника УЧС области У. Мейлиева на запрос члена инициативной группы «Сохраним Самарканд» Руслана Хаирнурова, имелись «зоны риска повреждения и наводнения». Вследствие чего работы по берегоукреплению и строительству плотин были включены в Адресную программу, утвержденную протоколами заседаний Правительственной комиссией по борьбе с селепаводками №2 от 18 марта 2019 года и №1 от 19 марта 2020 года. Всего было проведено 88,3 тысячи кубометров грунтовых и 10,7 тысяч кубометров каменных работ. «В результате чего на территории города Зарафшан обеспечена безопасность 1 270 домов, школ №№26, 30, 36 и 45, а также дошкольных организаций №№11, 14 и 30, находящихся в населенных пунктах Улугбек и Джамбай Джамбайского района, а также завода «МАН» и заповедника Зарафшан», отвечает ЧС Самаркандской области. Причем здесь город Зарафшан, множество школ и садов Джамбайского района и завод «МАН», которые находятся от двух до десятков километров от реки, непонятно. А с «заповедником Зарафшан» представители «Хафвсиз даре» вовсе погорячились, так как заповедника не существует уже три года. Интерес вызвала и другая фраза в ответе, где сказано, что проект берегоукрепительных работ по целевой программе, выполненный ЧП «Зарафшонсувлойиха», получил «заключение экологической экспертизы». Каким образом проект мог получить экологическую экспертизу, когда сами экологи разводят руками от построенной дамбы, ставшей причиной высыхания нацпарка? Кто подмахнул проектировщикам и строителям в убийстве реликтовых тугайных лесов? И зачем вообще нужно было строить трехкилометровую плотину в непосредственной близости от нацпарка, тратить на это огромные бюджетные деньги, когда в результате деградирует природа и никакой пользы населению? Ответы на эти вопросы мы ожидаем услышать от компетентных специалистов и прокуратуры.

Анастасия ПАВЛЕНКО.

Фото автора.