Android qurilmalar uchun Zarnews.uz mobil ilovasi. Yuklab olish x

Доступно ли «доступное жильё»?

Потребность человека в жилье относится к числу его первоочередных потребностей, без полноценного удовлетворения которой нельзя говорить о счастливой жизни, об устойчивости семьи, как первичной ячейки общества. Каково состояние жилищного строительства в стране и как оно отражается на благосостоянии граждан, какие  в этой сфере существуют проблемы?

Этой теме и путям решения существующих здесь проблем было посвящено совещание, прошедшее 22 ноября текущего года под председательством Президента страны. На нём были  приведены такие цифры: за 2017-2019 годы организованным сектором построено 104 тысячи квартиры, количественно это намного меньше, чем в предыдущие годы, а по качественным параметрам некоторых из них есть многочисленные нарекания жильцов.

Как отметил Глава государства, на рынке жилья образовалась огромная диспропорция между предложением и потребностями населения. Для их полного удовлетворения необходимо ежегодно строить 145 тысяч новых квартир и для этого требуется 30 триллионов сумов. Исходя из реальных возможностей, перед коммерческими банками Президент страны  поставил задачу по формированию в 2020 году портфеля финансовых ресурсов в размере 3 триллионов сумов для ипотечного кредитования. До этого, на основе мониторинга, должны быть выявлены действительно нуждающиеся в улучшении жилищных условий семьи. Когда они будут располагать необходимыми средствами для внесения первоначального взноса, то на выделяемые кредитные средства можно будет построить 16 тысяч квартир. Строго было указано на то, что строительство домов следует начинать только после полного формирования пакета заказов с тем, чтобы не допускать случаев, когда часть квартир остаётся нереализованной.  Государство выделит 1 триллион сумов в виде субсидий для частичного возмещения повышающихся процентных ставок. Часть этих средств также будет направлена на покрытие первоначального взноса для 1600 семей из числа социально уязвимых слоёв населения.

Попытаемся эти данные сопоставить с существующей ситуацией. При численности населения, превышающей 33,5 миллиона человек, количество семей скоро достигнет 7,0 миллионов. Ежегодно создаётся около 300 тысяч молодых семей. Видя эти цифры и сопоставляя их с положением дел в строительстве жилья, на память приходит известное изречение о том, что даже при переходе к условиям рыночных отношений, «удовлетворение потребностей остаётся несбыточной мечтой, если они не имеют соответствующего денежного обеспечения». Действительно, платежеспособный спрос большинства населения намного отстаёт от его реальных потребностей. Для сравнения, в 1989 году, когда население страны было в полтора раза меньше, построено 114,8 тысяч квартир, из которых 38 тысяч за счёт государственных капитальных вложений.

Робкие шаги, которые были предприняты по переходу на рыночные отношения за первые годы независимости, застряли на полпути и остались в далёком прошлом. Поэтому сказать, что именно рынок является причиной возникновения подобных диспропорций, никто не может. Напомню, что в 2017 году основной упор был сделан на строительство типовых домов коттеджного типа, размещаемых на двух или четырёх сотках земли. Они оценивались в 90- 100 миллионов сумов. Тогда и числа введённых в действие квартир, соответственно и вводимой жилой площади было гораздо больше.

А в 2018-2019 годах  внимание к строительству доступного жилья  по непонятным причинам было ослаблено,  как видно, энтузиазма хватило всего лишь на один год. На сегодняшний день одна трёхкомнатная квартира в высотных домах, на строительство которых делается основной упор, оценивается в 220- 240 миллионов сумов. Хотя размер первоначального взноса снижен, он продолжает служить серьёзным барьером на пути развития жилищного строительства. Неудивительно, что в последнее время статистическая информация по этой отрасли становится достоянием общественности исключительно в стоимостных показателях.

Поэтому ожидать, что принимаемые меры приведут к смягчению ситуации на рынке жилья, не приходится. Очевидным становится тот факт, что в ближайшие годы степень удовлетворения потребностей населения страны будет оставаться на уровне 15-20 процентов. Такое превышение спроса над предложением приведет к тому, что цены на жильё останутся несопоставимыми с реальными доходами  большинства населения. По всему видно, что число обращений в Народные приёмные будет нарастать параллельно росту инфляционных процессов. В этих условиях важно определиться с тем, какое место будет занимать строительство жилья в стратегии развития страны. Ведь эта отрасль является не только сферой предпринимательской деятельности, но и составной частью социальной политики государства.

Бизнес предполагает максимизацию прибыли, в данном случае подобный подход должен быть исключён, так как этого не позволяют  ни демографическое, ни социально-экономическое положение страны. Из этого напрашивается вывод о том, что отрасль нуждается в коренном реформировании. Наряду с вышеназванными мерами оперативного характера, с учётом перспектив дальнейшего роста населения, нужно разработать долгосрочную комплексную программу по развитию жилищного строительства. Этого требует сложившаяся в сфере  парадоксальная ситуация. Те десятки тысяч семей, кто остро нуждается в жилье, не могут внести первоначальный взнос и приобрести его, а те, кто в состоянии это сделать, имеют надёжную крышу над головой. В то же время, масштабы жилищного строительства должны расширяться и дальше, так как эта трудоёмкая отрасль является одним из основных источников создания новых рабочих мест.

Несомненно, те 15-20 процентов семей республики, годовой доход которых превышает 3,5-4 тысячи долларов в год, в субсидиях и прочей материальной поддержке со стороны государства не нуждаются, они в состоянии осуществить индивидуальное строительство, приобретая земельные участки или частные дома. Значит, основные усилия должны быть направлены на улучшение жилищных условий тех, кто по-настоящему в этом нуждается. По моим расчётам, две трети семей Узбекистана имеет годовой доход, дифференцированный от 1 200 до 3 000 долларов США в эквиваленте. Отсюда можно делать вывод об их потенциале к внесению первоначального взноса.

Попробуем разобраться в причинах и факторах, которые ухудшают инвестиционный потенциал населения. На мой взгляд, главной из них является то, что из года в год растёт удельный вес расходов семей на приобретение продуктов питания. Даже зарабатывая 2,5 миллиона сумов в месяц, человек должен тратить 2 миллиона или 80 процентов из них исключительно на эти цели, а также на оплату коммунальных услуг. В 2019 году эта тенденция усилилась, никаких предпосылок нет и к тому, что она изменится в следующем году. Как в этих условиях можно копить средства для первоначального взноса?

Не менее важным отрицательным фактором является опережающий рост цен на цемент и жжёный кирпич. Почему именно для их производства тарифы на природный газ одновременно повышены в три раза до сих пор не находит разумного объяснения. Мало того, с нового года их решено перевести на применение угольного топлива, что, безусловно, отрицательно скажется на качестве и эффективности использования производственных мощностей. Ведь именно эти материалы остаются «хлебом» как для строительства элитных домов, так и домов, возводимых в индивидуальном порядке. Налицо явное расхождение между словами о необходимости удешевлять стоимость жилья и практическими делами, когда левая рука не знает, что делает правая! Ведь при прозрачности отношений и объективном подходе руководители отрасли в этих целях могли открыть широкий доступ к внедрению в сферу конкретных инновационных идей.

За последнее время ослаблено внимание к удовлетворению спроса на жильё путём создания надлежащих условий для индивидуального строительства, в частности, путём выделения земель и кредитов на эти цели, но на совещании никто о данном направлении даже не заикнулся. Игнорирование этого вопроса привело к возникновению серьёзной проблемы и об этом говорит следующий факт. Цена четырёх соток свободной земли в престижном районе и расположенной чуть поодаль трёхкомнатной секции уравнялась. Во многом это связано с несовершенством земельного и антимонопольного законодательства, отставанием в развитии инфраструктурных объектов. Очень низкой остаётся материально-техническая база строительных организаций, уровень механизации строительных работ. Большинство из них имеет в своём штате не более 10 человек, своей техники не больше 2-3 единиц, в то время как в составе строительно-монтажных организаций в недалёком прошлом трудились несколько тысяч человек. Если не будут приняты конкретные меры организационно-технического характера, направленные на изменение ситуации, то цена той же трёхкомнатной квартиры в скором будущем достигнет 300 и более миллионов сумов. Это приведёт к дальнейшему сокращению физических объёмов жилищного строительства.   

С моей точки зрения, его масштабы уже в ближайшее время можно значительно расширить, если определиться с такими вопросами: в какой степени разработка и реализация нынешних жилищных программ соответствует Основному Закону – Конституции страны? К строительству жилья нужно относиться как к обычному бизнесу или как к серьёзной социальной задаче? По каким критериям определяется доступность жилья и что мешает расширенному привлечению инвестиций на эти цели? 

Отвечая на второй вопрос можно сказать, что пока всё идёт по принципу «всякий бизнес хорош». Подтверждением этому служит то, что  отрасль полностью становится частнопредпринимательской деятельностью, хотя ситуация требует  совсем иного подхода.

В заключение хотелось бы подчеркнуть следующее. Впервые у законодателей и политических партий страны появилась возможность принять государственный бюджет в виде закона, значит, от имени всего народа. Хотелось бы верить, что они воспользуются представившимся историческим шансом и заслужат благодарность той части своих избирателей и электората, для которой жилищная проблема на деле приобрела острый и неотложный характер. Для этого они должны добиться того, чтобы расходная часть государственного бюджета на 2020 год  хотя бы на 3-4 процента состояла из затрат на строительство муниципального жилья.

Ильхом ВАФАЕВ,

экономист.