Android qurilmalar uchun Zarnews.uz mobil ilovasi. Yuklab olish x

По священной Бухаре

Бухара... Произнеси медленно это многоязыкое слово по буквам, и можно услышать, как свистит одинокий самум, играя барханами, как шуршит песок под длинными ногами невозмутимых верблюдов, как разносится по пустыне бесконечная песнь караванщика о давно ушедших временах и героях. Произнеси это священное слово и узри далёкий, но верный свет минарета Каляна, зовущего к себе через пространство и время, под сень платанов и тутовников Ляби Хауза вечных странников...

Поистине великие чувства внушает великий город, в котором, несмотря на современные широкие проспекты и спешно возводимые высотки, несмотря на стеклопластиковые торговые центры и синтетические пальмы, живёт дух старины. Живёт, в первую очередь, в самих коренных бухарцах, следующих столетиями принципу гениального суфия Бахаутдина Накшбанди: сердце - Богу, рука - делу. И лучше всего это ощущаешь, находясь в среде мастеров.

Древний город встретил нас, весенних паломников, по-самаркандски - лужами в полдороги и затопленными тротуарами. Но на следующий день нам улыбнулось солнце, которое быстро справилось с проблемами ирригации и помогло насладиться Бухарой, ее чудесами. И первое чудо, свидетель прошедших веков - мавзолей Саманидов.

Сквозь символы и суету

Построенный в Х веке, со своей утонченной, полной символики архитектурой, он по-прежнему вызывает споры у ученых. Одни видят в нем отголоски зороастризма, другие - буддизма, третьи - математическое воплощение священной Каабы. Десятки поколений бухарцев приходили сюда и просили хранителей города о сокровенном, веря, что сорок ангелов, живущих здесь, помогают исполняться желаниям. Живут ли сегодня здесь ангелы - неизвестно, но голуби чувствуют себя под совершенным куполом вольготно.

Восхищение от древней архитектуры мавзолея Саманидов неприятно сменила шумная, крикливая музыка от тут же расположенных аттракционов. Как-то трудно представить, чтобы рядом с усыпальницей темуридов в Самарканде установили "веселые горки", но в Бухаре на древнем мазаре подобное вдруг стало возможным, и это печально.

Традиционная прогулка по Арку, по его закоулкам и многочисленным залам, комнатам, пристройкам, кладовым в толчее таких же, как и мы, пришельцев, оставило суетливое впечатление и массу фотографий музейных экспонатов. Поразили тяжеленный металлический женский пояс, напоминающий наряд булгаковский Маргариты из сериала Бортко, огромный кнут палвана, который трудно удержать обеими руками не то, что одной, необъятные одежды дореволюционных бухарских сановников и неожиданный среди старинных подсвечников и тарелок безымянный бронзовый джазовый квинтет.

Хаузы -  хранители времени

В Бухаре по-прежнему много хаузов. Из них давно не таскают воду водоносы, давно обезврежены личинки малярийного комара и ришты. Некоторые хаузы вовсе пусты, как глазницы черепа, но они есть, молча напоминая о былом и, наверное, самом важном. Даже без воды эти мини-амфитеатры таят в себе магическую силу прошлых веков, а с водой, в которой отражается всё сущее, они сами становятся сущностями и сутью бытия.

- Раньше в Бухаре насчитывалось 200 хаузов, сейчас осталось несколько десятков, остальные были разобраны, - говорит наш неутомимый гид Собир Юсупов.

Привыкшему водить немецкие группы, ему сейчас непросто с местным туристом, который вечно куда-то спешит, редко задаёт вопросы, ибо сам "всё знает", не без помощи Гугла, конечно. Но Собир-ака, терпеливый учитель английского в ургутской школе, не сетует, он снисходителен к нашим слабостям, зато, когда находит внимательные глаза, тут же рассказывает и показывает интересности. Одной из таких "интересностей" стал музей и одновременно мастерская национальных кукол, затаившийся в пятидесяти метрах от Ляби Хауза.

Волшебство из детства

В музее живут - именно живут - несколько сотен кукол, изготовленных из папье-маше. Они небольшие, сантиметров 40-50, гапитно-перчаточные. У каждой свое неповторимое лицо, свой характер. В основном, это персонажи узбекских и таджикских сказок, но есть и куклы, прототипами которых послужили встреченные на улице люди. Куклы настолько искусно сделаны, что хочется с ними поздороваться за руку, а еще лучше просто прикоснуться к этому волшебству из детства.

К сожалению, мы не застали в обители кукол ее основателя Искандара Хакимова, который вот уже более 20 лет занимается изготовлением кукол, ставит и показывает кукольные спектакли, вместе с единомышленниками собрал экспозицию "История кукольного театра Узбекистана". Но обаятельный молодой человек по имени Фаррух, шлифовавший головы будущих кукол, нам любезно рассказал и показал, как они рождаются сначала в голове у художника, затем обретая плоть из папье-маше и ткани. Кроме того, Фаррух решил развлечь нас под задорные ритмы дойры танцем келинки, надев на руку перчаточную куклу. Ролик с этим танцем широко разошелся в соцсети "Фэйсбук", вызвав бурю эмоций и около двухсот репостов.

Бухарский бренд

На обед нас повели в знаменитый ресторан "Ляби Хавуз". Удивительное место, где совпало буквально всё - расположение в сердце старой Бухары, вкуснейшая кухня и интерьер, выполненный в национальных традициях. Как поведал управляющий Джамшед Болтаев, на этом месте, в тени раскидистых платанов и тутовников, издревле была чайхона, а в советское время был построен ресторан.

В 1996 году собственником стал Мухаммад Саид, который тут же привлек к отделочным работам известного ганчкора усто Шарифа. Он и создал всю эту ажурную алебастровую красоту, расписал с учениками потолки. С тех пор каждый год проводится поддерживающий ремонт и реставрация этого произведения декоративно-прикладного и интерьерного искусства. А шеф-повар Зокир Ходжаев вот уже 20 лет угощает гостей ресторана отменными национальными блюдами, от которых в свое время были в восторге и Шарль Азнавур, и Жерар Депардье, и Рустам Касымджанов, и Леонид Якубович, и много-много именитых людей со всей планеты.

Великий и неповторимый

Собир-ака ведёт нас дальше, к величественному чуду усто Бако - минарету Каляну. Взору открывается монументальное творение рук человеческих из жженного кирпича с замысловатым декором. Гид сразу отвергает домыслы, что с высоты минарета сбрасывали неверных жён.

- С него даже на молитву зовут по особым случаям, ибо подняться на самую вершину пятидесятиметрового минарета представляется сложным мероприятием, - говорит Собир-ака. - Само слово "минара" с арабского означает огонь. Минарет при Караханидах служил маяком для караванов и путников, его свет был виден на сотни километров.

 А рядом расположилась главная пятничная мечеть Бухары - мечеть Калян, вмещающая под своими сводами 12 тысяч человек. По словам С. Юсупова, она была построена на основании прежней мечети Мирзо Улугбеком, поэтому являет собой копию мечети Бибиханым. Вот только, если от Бибиханым остались входной портал и купола, восстановленные уже в наши дни, то мечеть Калян, построенная под руководством великого ученого, до сих пор сохранила свои колонны, купола и даже 18-метровый средневековый колодец, на дне которого по-прежнему блестит вода.

Звенящая керамика Гиждувана

Побывать в Бухаре и не заглянуть в седой Гиждуван - центр паломничества и народных ремесел - было бы непростительно. По городу, выросшему за тысячу лет из села, побродить не удалось, но зато посчастливилось пообщаться со знаменитым на весь мир Народным мастером Узбекистана Алишером Нарзуллаевым.

Работы Мастера хранятся в музее декоративно-прикладного искусства и Государственном музее Истории, в музее Всемирного банка и музее культур народов Востока, а также в музеях и частных коллекциях Германии, Японии, США, Швейцарии… Но о его званиях и регалиях, обладании сертификата "Халкаро уста", который вручал ему лично Генеральный директор ЮНЕСКО Федерико Майор, я узнала позже, когда начала собирать информацию о нем. Скромный и доброжелательный, усто Алишер подробно отвечал на банальные вопросы, которые, наверное, слышал уже сотни раз, и в тысячный раз он показывал мастерскую и печи, где рождается поливная керамика Гиждувана.

- История гиждуванской керамики насчитывает более двух с половиной тысяч лет, - начинает рассказ Алишер-ака. - Стилистика узоров гиждуванской керамики вобрала за эти тысячелетия и меандры античной Греции, и иранские орнаменты. На сегодняшний день по музейным экспонатам мы восстановили в мастерской более 80 форм традиционных керамических изделий и порядка 200 орнаментов. Сам я мастер в шестом поколении, использую те же технологии, ту же глину, пигменты, что и мои далекие предки…

В выставочном зале в галерее керамики глаза разбегаются от яркого изобилия цветов, узоров и форм, впитавших в себя богатейшие традиции и народный дух этой соленой земли. И невозможно было уйти отсюда, не захватив с собой звенящие золотисто-охристые, небесно-синие и изумрудно-зеленые маленькие шедевры...

Анастасия ПАВЛЕНКО.

Фото автора.