Последние

Заложивший знания о мире Традиции

В жизни каждого человека есть события, которые во многом определяют то, как складывается его судьба. Одним из таких значимых событий в моей жизни стало обучение на биологическом факультете Самаркандского государственного университета.

Учеба в университете во многом определила мой социальный статус, мое окружение и мою карьерную траекторию. Но прежде всего, университет заложил основы знаний о мире, которыми я пользуюсь всю свою жизнь.
Я поступила на биологический факультет университета сразу после школы, приехав из молодого красивого города Навои, который "вырос" в пустыне Кызыл-Кум в начале 60-х годов прошлого столетия.

Годы учёбы в университете стали одним из счастливых периодов моей жизни. И не только потому, что изучала много разных, интересных предметов, знакомилась с новыми людьми, училась преодолевать препятствия и неудачи, дружить, любить и многое-многое другое. А еще, потому, что у нас был прекрасный преподавательский состав, и сама группа была замечательной!

Деканами нашего факультета были: очень строгая, но, как говорили студенты, сама справедливость Миасар Мухтаровна Астанова, и Назир Амирханович Амирханов, которого отличали культура, профессионализм и доброта. Любимцем всего факультета был профессор кафедры зоологии Абдулла Киямович Сагитов, всегда улыбающийся, доброжелательный, веселый. Его лекции по зоологии позвоночных слушали, затаив дыхание.

Многих наших преподавателей отличала требовательность. Вспоминаю Цилю Григорьевну Бронштейн, Евдокию Афанасьевну Попову, Павла Кузьмича Солдатова, Григория Абросимовича Данова. На занятиях по анатомии человека, если мы ленились учить латинские названия частей опорно-двигательной системы человека, Елизавета Васильевна Киселева часто напоминала нам: "Вы учите на данном объекте 20 названий, а студенты мединститута - 120"! Елизавета Васильевна - ветеран Второй мировой войны, которую прошла в качестве военного врача. Преподаватель английского языка Сейран Асанович Асанов обладал тонким чувством юмора, временами подшучивая над нами, над нашим произношением. Труднейший курс биохимии читал профессор Марк Арнольдович Риш, объясняя сложные вещи доступным образом. Например, при изучении синтеза белка просил у кого-нибудь из девочек пудреницу, которая играла роль рибосомы, и изящно демонстрировал, как происходит формирование полипептидной цепочки.

Преподаватели химфака - каждый из них особенный! Михаил Михайлович Абрамов требовал слушать, учить и понимать неорганическую химию; органическую химию Вениамин Анатольевич Цукерванник читал тихим голосом, при этом содержание лекций всегда было ясным и понятным, конспекты лучше учебника; аналитическая химия была каким-то открытием для меня - интересная, интригующая - как сам преподаватель Анатолий Васильевич Алексиевский.

Я не могу выделить кого-то из преподавателей конкретно, поскольку учебный процесс - это системный подход, и каждый преподаватель чем-то своим особенным влиял на мое личностное и профессиональное становление. Уже тогда я поняла и усвоила, что только став интересной личностью, смогу влиять на других людей.

Незабываемыми были летние практики в Бахмале - жизнь в палатках, походы в горы, сбор растений и изготовление гербариев, сдача зачетов, наблюдение за птицами, песни под гитару у костра, студенческая романтика. Помню, как наша группа полным составом ушла из лагеря, и мы всю ночь у костра вместе с солдатами, которых перебрасывали в Афганистан, пели песни, слушали рассказы об армейской жизни, фотографировались на память. Нас здорово наказали за своевольный уход, по приезду в город было созвано родительское собрание, и, если бы на нашу защиту не встал отец Жени Золотухина, орденоносец, ветеран войны - неизвестно, чем бы это все закончилось для нас.

Майя Ивановна Шиликова - это она ввела нас в богатейший растительный мир Средней Азии, показала всю его красоту и разнообразие, не по учебникам сидя в аудитории, а на практике, путешествуя с нами по Бахмалу. Добрый, тонкий и нежный учитель! Гербарий, собранный студентами нашего факультета, считается лучшим по Средней Азии.

А какая у нас была фундаментальная библиотека, фантастика! Царство тишины и культа книги, знаний. Любую книгу в ней можно было найти. Вообще, наша группа много читала не только научную, но и художественную литературу. Театр оперы и балета, драматический русский театр в Самарканде - нам все было интересно и на все хватало времени.

Наша группа была особенной, мы все сразу подружились еще на абитуре, когда ездили собирать помидоры и виноград в Булунгурский совхоз. Сколько способов укладки помидоров и винограда мы тогда изобрели, чтобы выполнить норму. Сладкие, липкие, уставшие, но "дико" довольные и "объетые дарами" природы мы возвращались с работы и были несказанно рады добытому ведру воды на человека, в котором удавалось вымыться с "ног до головы".
У нас был культ учебы, мы не "ловчили", не надеялись на "протеже", просто учились, готовились и хорошо сдавали экзамены. Даже на прополку к нам приезжали преподаватели, и мы сдавали экзамены без всяких поблажек. Это была настоящая школа труда.

Тема нашей жизни на хлопке - отдельная глава. Чем труднее нам было, тем веселее мы жили. Особенно трудно было на первом курсе, университет вывезли очень далеко от "цивилизации" - в Пастдаргомский район области. Мы жили в недостроенных коттеджах, где сильно пахло "кошками". Поднимали нас часов в пять, а в шесть мы уже стояли на грядках. Около восьми вечера возвращались. Еле доплетались до своих раскладушек, мылись, ужинали и готовились ко сну. Но когда в дверь раздавался стук наших однокурсников, мы соскакивали с раскладушек и неслись веселиться. Наши ребята классно пели и играли на гитаре. Трудиться тоже умели - лучшими сборщиками хлопка у нас неизменно были Татьяна Климова и Елена Билюшова, мы их так и называли "комбайны".

Наверное, в каждой группе был человек, который лучше всех подходил для научной деятельности. У нас таким человеком был Женя Золотухин, наш Паганель. К моменту поступления он уже работал на биофаке, в нашем замечательном зоологическом музее. А наши спортсмены Андрей Шумилин и Ринат Аделов входили в состав легкоатлетической сборной университета. Еще у нас были свои профессиональные туристки Анжела Пак и Гульсум Мамбетова, активные участницы альпинистких сборов и фестивалей.

Самое главное - мы были интересны друг другу в аудитории, на хлопковом поле, на практике, словом, везде. Трудности мы переносили легко и стойко, и могли извлекать из этого пользу и удовольствие. Мне думается, что интересны мы были друг другу потому, что принадлежали к разным культурам - со мной учились таджики, узбеки, иранцы, крымские и казанские татары, украинцы, белорусы, евреи, грузины, азербайджанцы, корейцы. Такой мощный сплав культур, как город, в котором мы учились - древнейший великий город Самарканд. Важна была не национальность, а какой ты человек! Разные культуры нас только обогащали.

Прошло 34 года, как я закончила университет. Опыт работы в школе учителем и завучем сформировал мой стойкий профессиональный интерес к человеку, который я реализовала, пройдя обучение на психологическом факультете Санкт-Петербургского университета. Работаю ныне в Москве, в учебном центре "Профессионал", возглавляя отдел "Научно-исследовательские работы и оценки профкомпетентности".
Мои однокурсники также состоявшиеся личности и профессионалы своего дела - ученые, врачи-лаборанты, преподаватели биологии и химии, учителя начальной школы, методисты, психологи, руководители и специалисты разных предприятий, живут и работают в Узбекистане, России, Израиле. Мы встречаемся, переписываемся, общаемся по скайпу, интересуемся жизнью друг друга, работаем с интересом и результативно. И все это благодаря тем основам, которые были заложены за годы обучения в университете.

Людмила ПАПЫРИНА,
г. Москва.


Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищённой ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив