Android qurilmalar uchun Zarnews.uz mobil ilovasi. Yuklab olish x

Внешняя торговля: тенденции, проблемы и пути их решения

Целью любой страны от осуществления внешнеторговой деятельности является реализация её конкурентных преимуществ и достижение на этой основе улучшения показателей макроэкономического развития, повышения благосостояния населения. А каких результатов на этом поприще добивается Узбекистан?

Из данных за 10 месяцев 2019 года видно, что тенденция ухудшения показателей внешнеторгового оборота продолжилась. Импорт достиг 20 миллиардов, а отрицательное сальдо превысило 5 миллиардов долларов США. Для сравнения отметим, что в 2016 году показатели импорта и экспорта были почти равными и составляли 12 миллиардов долларов. По предварительным расчётам, в этом году объём годового импорта может достичь 24 миллиардов долларов. Сразу возникает вопрос: если импорт больше чем наполовину состоит из оборудования и продукции производственно-технического назначения, почему нет соответствующего прироста ВВП и почему они не обеспечивают импортозамещение?

Кто не разбирается в тонкостях экономики, может прийти к выводу о том, что рост импорта это не такое уж и плохое явление, ведь в страну поступают оборудование и товары с улучшенными производственными и потребительскими свойствами! Но давайте разберёмся.

Во-первых, опережающий рост импорта означает низкий уровень эффективности и конкурентоспособности экономики страны. В условиях несовершенства антимонопольного законодательства и регулирующих мер товары, как правило, стоят хоть и меньше, но по качеству они, несомненно, уступают зарубежным аналогам. Это отрицательно влияет на уровень жизни населения.

Во-вторых, показатели импорта и экспорта  должны быть сбалансированными и соответствовать объёмным показателям национальной экономики. Представьте себе такую картину. Семья зарабатывает миллион сумов, а тратит два миллиона. Очень скоро накопленные запасы будут исчерпаны, а продолжение такого подхода приведёт к возникновению долговых обязательств. Но есть факторы, которые ограничивают этот процесс. Узбекистан может рассчитывать на получение иностранных кредитов до тех пор, пока они уравняются с золотовалютными резервами. Исходя из этого, нетрудно догадаться, к каким непредсказуемым последствиям такая разбалансированность может привести.  

В-третьих, нарастание отрицательного сальдо внешнеторговой деятельности означает ухудшение ситуации с занятостью населения. Даже в те годы, когда внешнеторговый оборот страны был сбалансированным, по стране удавалось трудоустроить только половину населения, достигающего трудоспособного возраста. Поэтому напрашивается вывод о том, что в силу вышеназванных причин ситуация на рынке труда в течение года стала ещё напряжённее.

  Тогда чем объяснить неадекватность мер, направленных на преодоление столь серьёзной диспропорции? Ведь за год мы ни на шаг не приблизились  к цели, намеченной "дорожной картой" по доведению объёма экспорта текстильной продукции до 7 миллиардов долларов США, почти полностью исчерпали возможность по выправлению положения за счёт экспорта природного газа. И насколько реальной является задача по удвоению в 2020 году экспорта плодоовощной продукции, ведь для того, чтобы вновь разбитые сады и виноградники достигли плодоносящего возраста, необходимо несколько лет? Насколько правомерно и дальше оголять внутренний рынок, ведь ещё в пору золотой осени цены на виноград, яблоки, огурцы, чеснок и другие подобные им "деликатесы" стали недоступными для большинства семей. Глядя на них, начинаешь думать, что ты находишься не в Самарканде, а в Новосибирске! А чего ещё ожидать, если в следующем году, как заявлено на  заседании Сената Олий Мажлиса, темпы роста сельскохозяйственного производства будут ниже, чем рост ВВП в целом.  

Неужели нет выхода из порочного круга проблем, связанных с внешнеторговой деятельностью? Заядлые оптимисты скажут, что выход есть из любых и даже более сложных ситуаций и, конечно же, будут правы.

Сначала попробуем отделить зёрна от плевел и внести ясность в положение дел, сложившееся во внешнеторговой деятельности. Растёт ли внешний долг страны в точном соответствии с ростом отрицательного сальдо? Конечно же, нет. Это говорит о том, что серьёзно хромает статистическая отчётность. Не понятно одно: почему Госкомстат, который всегда славился специалистами по косметическому оформлению различных показателей, в данном случае показывает свою "беззубость"? По всему видно, что здесь запутались настолько, что стали спотыкаться о собственную тень. Чтобы не было сомнений, приведу такой пример.

Согласно данным этого ведомства, в этом году выращено более 6 миллионов тонн пшеницы, но при этом мукомольные предприятия ассоциации "Уздонмахсулот" ежемесячно выпускают не более 160 тысяч тонн муки, используя производственные мощности всего лишь на 70 процентов. Согласитесь, что при такой статистике трудно определить потребность в импорте зерна и возможности экспортных поставок. Другой пример. Денежные переводы трудовых мигрантов достигают 5 миллиардов долларов в год, часть этих средств предпринимателями страны используется для импорта оборудования и потребительских товаров. То же самое можно сказать об оборудовании, которое приобретается за счёт иностранных кредитов или иных иностранных инвестиций. Насколько объективно эти показатели отражаются во внешнеторговой деятельности? Все ли экспортёры обучены ведению столь нелёгкой отчётности и понимают ответственность этой работы? Скорее всего, действующие формы отчётности и методика её осуществления не приведены в соответствие с современными реалиями. Отсюда и абсурдное, не поддающееся логике отрицательное сальдо внешнеторгового оборота.

Конечно, проблема не только в этом. Одна из причин низкой эффективности внешнеторговой деятельности заключается в том, что уполномоченные государственные органы плохо справляются с её регулированием, в этом деле нет комплексного, согласованного подхода. Наглядным тому примером является поголовный и поспешный перевод с начала года на уплату общеустановленных налогов малых промышленных предприятий без учёта их специализации и степени их подготовленности, о чём я говорил в предыдущих статьях. Добавлю, что такой подход нельзя считать правомерным по отношению к тем предприятиям, которые работали на привозном сырье и на дорогостоящем оборудовании, как правило, приобретённом за счёт кредитных средств. Новая система налогообложения свела к минимуму их конкурентоспособность, и, на плаву оказались только те из них, кто вынужденно ведёт двойную бухгалтерию. Так произошло с производством растительного масла, обуви, шёлковых тканей, трикотажных изделий и других потребительских товаров. Стремление изменить ситуацию путём повышения таможенных пошлин на такие товары, подстёгивает инфляционные процессы. Среди регуляторов, добавляющих "ложку дёгтя в бочку мёда", выступает Центральный банк РУз, который никак не может найти правильный подход к определению курса сума к другим мировым валютам. 

  Самая сложная задача, которая сегодня требует неотложного решения, - это как заинтересовать отечественных предпринимателей к освоению импортируемых товаров. Ведь благодаря новой валютной политике легче заработать за счёт завоза товаров из-за рубежа, чем заниматься локализацией производства. Несмотря на принимаемые меры, ситуация остаётся без явных изменений, так как в деле организации новых производств преобладает количественный подход. Разве трудно догадаться, что чем больше мелких, разрозненных предприятий занимаются производством однообразных товаров и распыляют производственные ресурсы, тем ниже степень их конкурентоспособности на внутреннем и во внешних рынках? Лучше иметь ряд крупных производственных объединений по всей республике с филиалами на местах и работающих на полную мощность, чем по несколько функционирующих с перебоями мелких цехов в каждом районе. Поэтому напрашивается вывод о том, что хозяйственный механизм должен быть направлен на укрупнение промышленных предприятий. И не надо заниматься самообманом, увлекаясь ростом количественных показателей и думая, что таким образом решается проблема занятости населения.

О том, что в экономике страны происходят странные метаморфозы, говорят такие цифры. При годовом  темпе роста ВВП 5,5 процента, экспорт и импорт растут соответственно в 5 и 6 раз быстрее. Любопытно, есть ли ещё в мире страна, которая осуществляет внешнеторговую деятельность с такой диспропорцией?

Думаю, настало время подумать о целесообразности возобновления и расширения на основе применения современных технологий производства сахара, плодоовощных, мясных и рыбных консервов, вин и коньяков о создании для этого соответствующей сырьевой базы путём специализации и концентрации производства, соразмерного размещения на высвобождаемых посевных площадях картофеля, масличных и зернобобовых культур, а также малины и других ягод. Опираясь на науку и происходящие изменения в конъюнктуре мирового рынка, следует по-новому взглянуть на объективность принятого 5 лет назад решения о сокращении производства хлопка-сырца. Включить ювелирную промышленность в ряд других стратегических отраслей экономики и сделать её более привлекательной для притока иностранных инвестиций.

В качестве вывода можно отметить, что задача сбалансирования внешнеторговой деятельности за счёт внесения коренных изменений в инвестиционную, денежно-кредитную и налоговую системы является самой актуальной среди всех задач по стабилизации экономики и на её решении должен быть сконцентрирован весь научно-практический потенциал страны.

Илхом ВАФАЕВ,

экономист.