Android qurilmalar uchun Zarnews.uz mobil ilovasi. Yuklab olish x

Шелтеры: работают по-настоящему или на бумаге?

В январе этого года состоялось открытие городского центра социальной реабилитации и адаптации женщин - шелтера. Здесь должна была оказываться медицинская, психологическая и правовая помощь от квалифицированных специалистов.  Как  сегодня обстоят дела в центре помощи?

В ходе пресс-тура для журналистов, организованного областным комитетом женщин в январе текущего года, мы были восхищены созданными условиями  в двухэтажном здании, расположенном  в   поселке  Фархад  на территории махалли «Чупонота». В шелтере для временного пребывания женщин, оказавшихся в затруднительной ситуации, имелись оснащённые мебелью комнаты. Помимо комнат отдыха, нам показали парикмахерскую, швейный цех, где женщины  должны были приобретать новые профессии. На втором этаже разместили медицинский пункт для оказания помощи по восстановлению здоровья постоялицам шелтера. Для них же было предусмотрено бесплатное питание.

Посетив шелтер на днях, мы увидели несколько иную картину. В частности, был закрыт медкабинет, не функционировали курсы по парикмахерскому делу и швейному ремеслу. А ведь на момент нашего визита там проживали три взрослые женщины и две девочки.

- Я проживаю здесь с конца мая, - начала разговор постоялица шелтера. – Здесь живут мои внучки и дочь. 22 года я скитаюсь в поисках пристанища. После смерти матери мой брат с женой выжили меня из родительского дома. Куда я только не обращалась. Все бесполезно. Бывало, что вместе с дочками ночевала на улице. Девочек тоже приучила к труду. Подрабатывая домработницами, они зарабатывали на жизнь и вышли замуж. Старшая дочь живет с мужем, младшая сейчас со мной. У нее подрастают две дочки - семи и трёх лет. Младшая дочь перенесла операцию на печень и не может работать, поэтому тянуть семью пришлось  мне. Тогда я решила обратиться в комитет женщин. Так я попала сюда. Придя в шелтер, рассказала о своей жизни. Юрист центра Галина Куканянц помогла нам получить свидетельства о рождении внучек, которых у нас не было. Здесь хорошие условия, на питание зарабатываю сама – уборщицей в ближайшем супермаркете. Конечно, сложно прожить на зарплату в 600 тысяч сумов, но что поделаешь. К сожалению, медицинский пункт, расположенный в здании не работает. Поэтому пару раз нам  приходилось вызывать скорую помощь для внучки. Мы живем здесь с надеждой, что осенью нам предоставят долгожданное жильё.

Еще одна постоялица центра пришла пару дней до этого. Судьба молодой женщины тоже сложилась не лучшим образом. Еще в детстве из-за инвалидности от неё отказались родители. Выросла она в интернате, после окончания специализированной школы вернулась в родное село Булунгурского района. В родительском доме её уже никто не ждал. Несколько лет она скиталась и, наконец, встретила мужчину, который стал ее спутником жизни. Счастье молодоженов длилось недолго. Главной причиной расставания стало отсутствие детей.

- Тогда я снова оказалась на улице, - с грустью вспоминает девушка. – Мои знакомые помогли мне собрать документы и оформили меня в дом престарелых и инвалидов «Саховат уйи», но прожив там некоторое время, решила  уйти. Сводная сестра написала расписку, что забирает меня. Узнав о существовании шелтера, решила обратиться за помощью. Каждую пятницу хожу в мечеть просить милостыню, чтобы прокормить себя. Бывает, что приглашают убирать квартиры мои старые знакомые, которые платят за мой труд. Я очень благодарна людям, которые помогают мне обрести веру и надежду на светлое будущее.

Документация в шелтере ведется слабо: многие книги для записей чистые.  В книге регистрации постоялиц шелтера зафиксировано 34 человека, но по данным городского комитета женщин их 48, куда подевались остальные - остаётся под вопросом..

К сожалению, напротив фамилий в книге регистрации граждан не было номеров телефона, но нам удалось найти нескольких женщин из списка и спросить, обращались ли они в центр и какая  им была оказана помощь. Увы, они даже не знали о существовании подобного центра и никогда не посещали его. Но признались, что просили помощи в комитете женщин и рассказывали о своих проблемах. Одна девушка, которой якобы оказали психологическую помощь, была удивлена вопросом. Оказывается, еще в прошлом году, будучи сиротой, она обратилась в городской комитет женщин по поводу выделения ей жилья, её поставили в очередь и пообещали помочь решить жилищный вопрос. О помощи психолога речь вообще не шла…

- Мы работаем на общественных началах, - поясняет директор Самаркандского Центра социальной реабилитации и адаптации женщин Нодира Раджабова. – Меня назначили директором в июле текущего года, но никакой зарплаты не платят. Шелтер расположен на окраине города, поэтому добираться сюда для нас крайне затруднительно. Психолог, юрист и медицинский сотрудник тоже приезжают по вызову. В шелтере организовано дежурство из числа представителей ближайших махаллей по работе с женщинами.

- С начала года в Самаркандский Центр социальной реабилитации и адаптации женщин обратилось 48  человек, - говорит председатель комитета женщин, заместитель хокима города З. Рахмонова. - Им была оказана психологическая (11), юридическая (11) и медицинская помощь (10 человек). Восемь женщин были трудоустроены. Шесть семей – удалось спасти от распада. Благодаря помощи специалистов две женщины получили льготные кредиты.

По словам председателя областного комитета женщин Г. Алимовой, шелтеры для реабилитации и адаптации лиц, пострадавших от насилия и предупреждения суицидов, уже открыты во всех районах области. Их главная цель - оказание анонимной неотложной медицинской, психологической, социальной, педагогической и правовой помощи женщинам, находящимся в тяжелом социальном положении, в том числе столкнувшимся с семейными проблемами и бытовым насилием. Однако штатных единиц для работы в них пока не утверждены, отсюда и возникают некоторые сложности в функционировании шелтеров.

Замира БАЛТАЕВА.

Фото автора.