Android qurilmalar uchun Zarnews.uz mobil ilovasi. Yuklab olish x

Шандор Зихерман: «Узбекистан – моя излюбленная тема»

В рамках серии «Беседы о Самарканде» культурно-просветительской программы «Люди Самаркандианы» мы продолжаем интервью с видными деятелями науки, образования и искусства из разных стран. Сегодня на вопросы энциклопедического проекта «Самаркандиана» отвечает известный венгерский и российский художник, скульптор и медальер Шандор ЗИХЕРМАН, посвятивший многие свои художественные произведения Самарканду.

- Шандор Матьяшевич, бывали ли Вы в Самарканде? Если да, каким он Вам запомнился?

- Первый раз я побывал в Самарканде в начале 1960-х годов. После окончания Ленинградской академии им. А. Л. Штиглица (монументальное отделение), и, заработав первые деньги, я решил отправиться в те места, которыми ещё с детства интересовался - Ташкент, Самарканд, Бухару, Хиву. Я родом совсем из других мест. Карпаты, горные речки, леса – это моя Родина. А увидев величественное наследие крупнейшей империи Востока, был удивлен, что человек по имени Темур основал государство с такой высокой культурой. У меня в то время был чешский фотоаппарат «Флексарет», купленный специально для съёмок в Азии, где это не только не приветствовалось, но и не разрешалось. Можно было делать фото, например, сидящего узбека, смотря в другую сторону, не привлекая к себе внимания и не смущая, таким образом, самих людей. С того времени у меня осталось много материала, которым я пользовался для работы над картинами. Я написал более двадцати работ, а может, и больше, связанных с Самаркандом. Сделал много графических набросков. Могу сказать, что до сих пор, Узбекистан – моя излюбленная тема.

Вспоминается довольно смешной эпизод. Я только ступил на площадь Регистан и начал писать этюд, как со всех сторон меня обступили местные жители, рассматривая, что я делаю. Чтобы ограничить своё пространство, я выставил грязные в красках кисточки за своей спиной. Тогда они освободили мне немного места, и я смог продолжать работу. Однако они не ушли. Узбеки в тканых халатах, женщины в парандже, ишачки с повозками притягивали моё внимание и потом оживали на моих картинах. С тех пор я часто летал в Узбекистан, даже заразил любовью к нему всех своих друзей, включая многих художников. Мне удалось побывать на праздновании 2500-летия Самарканда в 1970 году. Я даже купил книгу «Атлас звёздного неба» Яна Гевелия с датой на обложке – Самарканду 2500, выпущенную Академией Наук Узбекской ССР. В этом труде находится много информации о звездном каталоге Улугбека и о самаркандской обсерватории. Я много фотографировал в Самарканде, Бухаре и Ташкенте. Сохранились слайды, но, к сожалению, фотографий не осталось.

- Когда и как у Вас родилась идея создать «Триптих о Самарканде»?

- Первую картину на самаркандскую тему («Улица с белым ишаком») я написал в 1967 году. Потом ещё несколько в 1960-70-е годы. Так случилось, что все эти работы были украдены с выставки во Франции в 1991 году. «Триптих о Самарканде», как цельное произведение, был написан в 1992 году на деревянной основе. Три момента. Три сюжета. Три совершенно разные истории, выхваченные из жизни. Здесь сама по себе одна композиция не создаёт общей картины, лишь вместе отдельные сюжеты обретают смысл и единство художественного повествования.

- Каким Вы себе представляете Самарканд и что он для Вас значит?

- Представляю творениями гениального Темура. Самарканд обогатил меня, как и все те города, в которых я побывал. Одно дело читать о них, а другое быть на месте, видеть их и жить в них. Хотелось бы ещё раз побывать в Самарканде, посмотреть, не изменился ли он.

- Что, на Ваш взгляд, может дать Самарканд любому художнику?

- Самарканд, как любой другой город и как любой человек, при желании может ответить на все заданные ему вопросы. Приехав в Самарканд, я пытался найти те места, о которых так много читал в книгах. Естественно, смотрящее на меня лицо города в XX веке мало имело общего с Самаркандом XV века. Остался ряд памятников архитектуры, которые я и написал, и зарисовал. Наверное, это полезно каждому художнику – окунуться совершенно в другой мир, в другую культуру.

- Ваши пожелания самаркандцам и жителям всего Узбекистана?

- Желаю вам процветания и сохранения культурного наследия предков!

- Благодарю Вас за интересные ответы на наши вопросы. От имени наших читателей желаю вам здоровья, семейного счастья и творческого долголетия!

Анатолий ИОНЕСОВ,

автор энциклопедического

проекта «Самаркандиана».

Для справки

Шандор Зихерман родился в 1935 году в Ужгороде Закарпатской области. В 1964 году окончил Ленинградское высшее художественно-промышленное училище им. В. И. Мухиной (ныне – Санкт-Петербургская государственная художественно-промышленная академия имени А. Л. Штиглица). После защиты диплома работал в Перми, выполняя монументальные заказы: фрески, мозаики, сграффито и керамические рельефы, также выткал три авторских гобелена большого размера для архитектурных объектов. В 1972 году переехал в Тольятти. По его инициативе здесь были созданы производственные мастерские Художественного фонда, городская картинная галерея, 8-летняя школа искусств, в которой год руководил отделением изобразительного искусства, занимался разработкой новых программ обучения рисунку, живописи, скульптуре, графике, декоративной композиции, гобелена, батика, резьбы по дереву, художественной фотографии. В 1987 году организовал и провёл в Тольятти первый в России симпозиум скульпторов по камню.

За последние тридцать лет его работы экспонировались в Венгрии, Австрии, Германии, Бельгии, Франции, Дании, Португалии, США, Великобритании, России, Украине… Член Союза художников Венгрии, Общества венгерских скульпторов, Союза художников России, Международной федерации художников-медальеров (FIDEM), Международной ассоциации пластических искусств (AIAP). Произведения Шандора Зихермана находятся во многих художественных музеях России (в том числе и в Государственном Эрмитаже), Украины, Венгрии, Польши, а также в частных коллекциях за рубежом от США до Японии.

С 1989 года художник живёт и работает в Будапеште (Венгрия).