Android qurilmalar uchun Zarnews.uz mobil ilovasi. Yuklab olish x

Семь раз отмерь, один раз отрежь!

Завершился 2019 год, именовавшийся годом «Активных инвестиций и социального развития». Если 2017 год прошёл под знаменем либерализации валютной политики, то последние два года были посвящены подготовке и реализации новой Налоговой концепции, сопровождаемой долгими дискуссиями и обсуждениями с участием международных экспертов. Их конечным результатом стало принятие и ввод в действие Налогового кодекса в новой редакции.

Ожидалось, что совокупность мер, направленных на совершенствование механизма управления процессами внешнеторговой и фискальной деятельности, приведёт сначала к оздоровлению, а в последующем и к ускорению роста экономики страны, достижению прорывных результатов. Ведь они сопровождались привлечением к подготовке судьбоносных решений отечественных и зарубежных экспертов, специалистов-практиков. Понятно, что итоги трёх лет нового этапа социально-экономических преобразований нуждаются в глубоком и скрупулёзном анализе, но уже сегодня можно сказать, что несмотря на предпринимаемые усилия, наша страна столкнулась с серьёзными проблемами по преодолению возникших за долгие годы независимости диспропорций. Бесспорно и то, что без глубокого анализа и разбора причин, столь долго тормозивших развитие экономики, трудно достичь принятия оптимальных решений и эффективной реализации мер, направленных на её стабилизацию и дальнейший прогресс.

Как известно, ориентиром для оценки динамики этих процессов являются следующие макроэкономические показатели: уровень занятости населения, темпы роста инфляции и сальдо внешнеторгового баланса. Попробуем обратить независимый взор на те изменения, которые за последние годы происходили в этих направлениях.

Прежде чем приступить к их анализу следует отметить, что в публичных выступлениях учёных или  специалистов экономических (профильных) министерств и ведомств, на страницах республиканских СМИ, трудно найти примеры их комплексного освещения.

Зато есть конкретные цифры. Согласно официальной статистике, ежегодно по стране трудоспособного возраста достигает более 600 тысяч человек. До сих пор сложившаяся структура экономики способствовала годовому приросту 300-350 тысяч новых рабочих мест. В отчётном году этот показатель вероятнее всего улучшить не удалось, и это притом, что инвестиции в основной капитал возросли на одну треть. Чем же это объясняется? Причина в том, что перевод малых предприятий на уплату общеустановленных налогов, в том числе НДС со ставкой 20 процентов, привёл к существенному росту цен на потребительские товары. Это произошло вследствие того, что их производство сконцентрировано в малом бизнесе, а плательщиком этого дорогого удовольствия (НДС) является конечный потребитель, то есть население. Логично предположить, что чем выше розничные цены, тем меньше физический объём реализации товаров. Отсюда можно прийти к заключению, что при прочих равных условиях: чем выше темпы инфляции, тем меньше число вновь создаваемых рабочих мест. Своё отрицательное воздействие на решение проблемы занятости населения оказывает также и то, что объём импорта товаров повседневного спроса растёт в несколько раз быстрее, чем экономика страны в целом. Вдобавок к этому, инвестиции в основной капитал как и в прошлые годы, преимущественно, привлекались в энергоёмкие и фондоёмкие отрасли в ущерб трудоёмким отраслям, специализированным на производстве товаров народного потребления.

Инфляцию не удаётся обуздать не только по этим причинам. Дело в том, что Центральный банк РУз осуществляет эмиссию наличных денег несоразмерно росту производства потребительских товаров и услуг, то есть вне зависимости от обеспечения их товарного покрытия. Видимо, наши банкиры не ведают, что в условиях товарного производства для определения количества денег в обращении есть специальная формула и немаловажной её стороной является ускорение их оборачиваемости. О каком соблюдении общепринятой в мировом практике формуле может идти речь, если 90 процентов животноводческой, не менее 60 процентов плодоовощной продукции в стране выращивается на приусадебных участках сельчан, а их реализация происходит вне рамок организованного сектора экономики? Сказать, что торговля указанными товарами всецело носит цивилизованный характер, значит, покривить душой.

Для выхода из этой ситуации должна быть разработана комплексная программа мер, основу которой составит создание специализированных, комплексно механизированных сельскохозяйственных предприятий по производству овощей, бахчевых культур, ягод и картофеля. Логично предположить, что в условиях разбросанности десяти миллионного поголовья крупного рогатого скота между тремя миллионами домохозяйств наиболее целесообразным является концентрация его откорма в небольших дехканских хозяйствах по 8-10 голов в каждом, с непременным условием выделения земель для выращивания кормов.

В настоящее время основная часть розничного товарооборота приходится на долю десятков тысяч индивидуальных предпринимателей, деятельность которых, вроде, контролируют многочисленные государственные органы, но прежнего порядка давно нет. Это видно хотя бы в том, что рядом с хлебом и фруктами продаются парфюмерия и гигиенические товары.

Известно, что многое познаётся в сравнении. Например, как только к какой-то торжественной дате приурочивают организацию торговых ярмарок, цены принимают доступный, а качество продукции привлекательный характер. Но, к сожалению, таких праздничных мероприятий бывает не так уж и много. Поэтому попытку, направленную на расширение налогооблагаемой базы и дальнейшую легализацию этого сектора экономики, ускорение оборачиваемости наличных денег путём внедрения в розничную сеть электронных платёжных поручений иначе как половинчатой мерой назвать нельзя. 

Хочу заострить внимание на ещё одном существенном факторе, вынуждающем ЦБ нарушить вышеназванную формулу.  Как и в прошлые годы, в истекшем году возникла потребность в дополнительной денежной массе для оплаты труда сборщиков хлопка-сырца, так как уровень механизации этого процесса практически не меняется. Судите сами. Зачем утруждать себя разработкой мер, направленных на сокращение внебанковского оборота денег, когда без особых усилий можно выйти из положения путём дополнительной эмиссии 2,5 триллиона сумов, благо никому не приходит в голову заострить внимание на решение задачи, всего 3-4 года назад считавшейся самой актуальной. Этим и объясняется ежегодное ускорение темпов инфляции именно в четвёртом квартале. Поэтому даже не вполне компетентные в этих сложных проблемах люди перестают сомневаться в том, что традиционные подходы к регулированию денежного обращения приводят к  переполнению его каналов излишней денежной массой. 

Немалые резервы в этом деле кроются в системе организации хлебопечения. При годовой потребности населения страны в хлебе и хлебобулочных изделиях в объёме 5 миллионов тонн, только десятая их часть производится организованным сектором. Если будут созданы условия для максимального перевода этой важнейшей отрасли экономики на промышленную основу, то это позволит придать ей цивилизованный характер, ускорить оборачиваемость денежных средств, избежать нерационального расходования топливно-энергетических ресурсов.

В 2016 году объёмы импорта и экспорта были равными и составляли по 12 миллиардов долларов. Результатом либерализации валютной политики стало то, что импорт стал намного опережать экспорт, являясь отражением уровня конкурентоспособности продукции отечественного производства на внутреннем и внешнем рынках. В 2017 году возникло и с каждым годом продолжает нарастать отрицательное сальдо внешнеторгового оборота, который по итогам 2019 года превысил 6 миллиардов долларов США.  Так происходит потому, что небольшие изменения, внесённые в  хозяйственный механизм по стимулированию локализации производства, не способствуют импортозамещению потребительских товаров, расширению цепочки добавленной стоимости. Поэтому несложно понять, почему 19-процентный рост локализации, достигнутый, в основном, за счёт машиностроительных предприятий, не способствует насыщению внутреннего рынка товарами отечественного производства, расширению их ассортимента, соответственно и улучшению благосостояния населения.

Не способствуют улучшению макроэкономических показателей преобразования, осуществляемые в аграрной сфере, в частности, касающиеся перехода к созданию промышленных кластеров. Почему создание кластеров не даёт необходимого эффекта, не растёт урожайность и уровень рентабельности производства? Дело в том, что нет определённости в системе их организации. Пусть кто-нибудь попробует ответить на следующий вопрос: Как можно одновременно решить две диаметрально противоположные задачи по созданию агропромышленных кластеров и переводу фермерских хозяйств на многопрофильную деятельность? Трудно поддаётся логике то, что в новом Налоговом кодексе, в разработке которого участвовали сотни зарубежных экспертов, не отражены особенности действия закона стоимости в аграрной сфере, когда для всех категорий сельскохозяйственных товаропроизводителей вводится единая, то есть нулевая ставка налога на прибыль.

Отсюда следует вывод о том, что этот и другие заложенные в кодекс принципы, не в полной мере стимулируют опережающее развитие как аграрного сектора, так и трудоёмких отраслей промышленности, насыщение внутреннего рынка товарами отечественного производства, наращивание экспортных поставок, выравнивание развития территорий.

2020 год должен стать переломным в деле оздоровления и стабилизации экономической ситуации в Узбекистане. Разработку комплекса мер, направленных на достижение такой цели, Глава государства поставил перед руководителями экономического блока правительства на видеоселекторном совещании, посвящённом исполнению государственного бюджета за 2019 год.

Несмотря на это, нельзя сказать, что решение накопившихся проблем снова откладывается в долгий ящик. Год только начался, а уже сегодня велика вероятность возникновения новых серьёзных диспропорций. Так, поставленная задача по удвоению объёма экспорта плодоовощной продукции не имеет подкрепления реальными производственными источниками. В наступившем году прогнозируется достижение прироста сельскохозяйственной продукции на 4 процента, что в пересчёте на плодоовощную продукцию составляет 500 миллионов долларов. Так как прирост их экспорта намечается довести до 1,2 миллиарда долларов, то с учётом дополнительного роста потребности населения, дисбаланс составляет 800 миллионов долларов США.

Несмотря на наличие огромных резервов в деле снижения удельного энергопотребления (это подтверждено результатами реконструкции АО «Навоиазот»), упор делается на опережающий, по сравнению с ростом ВВП, расходе энергоресурсов. Весьма странно то, что потребности отраслей экономики в них растут на 10 процентов, при росте ВВП на 5,6 процента. Неудачное осуществление расчётов приводит к непривычной ситуации, когда год приходится начинать с частыми перебоями в поставках электроэнергии и природного газа. Перечень таких примеров  можно продолжить, но нельзя же на одни и те грабли наступать по несколько раз. На мой взгляд, одной из важных причин такого положения дел является то, что децентрализация не сопровождается чётким разграничением функций отраслевых и территориальных органов управления.

Наряду с совершенствованием менеджмента и маркетинга, сложившаяся ситуация требует дальнейшего расширения степени демократизации процесса подготовки и принятия глобальных макроэкономических решений, привлечения в этот процесс более широкого круга отечественных учёных и специалистов, владеющих необходимой управленческой информацией изнутри.  Неспроста народная мудрость гласит: «Семь раз отмерь, один раз отрежь». 

Илхом ВАФАЕВ.