Android qurilmalar uchun Zarnews.uz mobil ilovasi. Yuklab olish x

Питер Франкопан: "Самарканд – один из самых успешных городов всех времён"

Питер Франкопан – видный британский историк, профессор Оксфордского университета, автор мирового бестселлера “Шёлковые пути: новая история мира“ (The Silk Roads: A New History of the World, 2015). Его книгу критики удостоили таких эпитетов как “великолепная” (“Санди Таймс“), “ослепительная” (“Гардиан“), “редкая книга, которая заставляет вас усомниться в том, что вы знали ранее о мире” (“Уолл-Стрит Джорнал“), “феноменальная” (“Ди Вельт“),  “не только самая важная книга по истории за последние годы, но и самая важная за десятилетия” (“Берлинер Цайтунг“)… Кстати, в октябре 2018 года вышло в свет иллюстрированное, адаптированное для юных читателей, издание книги “Шёлковые пути“ с рисунками британского художника Нила Пакера.

Мы попросили профессора Франкопана, не раз участвовавшего в проводимых нами Международных днях письма “Слово о Самарканде“ и “Ассалом, Навруз!“, ответить на наши вопросы и поделиться некоторыми своими мыслями о Самарканде и Великом Шёлковом пути.

- Вы – автор фундаментального исторического труда “Шёлковые пути: новая история мира“. Почему Шёлковый путь стал для Вас главным предметом исследования?

- Меня всегда интересовала история. Ещё будучи маленьким мальчиком, я любил узнавать о других частях света, великих деятелях и о том, какие важные события происходили в далёких странах. Позже я стал задаваться вопросом: как соединить все части исторического пазла друг с другом. Я стал работать над историей взаимосвязей и обменов. Ответом на мои вопросы стали Шёлковые пути!

- Какое определение Великому Шёлковому пути Вы предпочитаете?

- Меня не слишком заботят определения. Ярлыки могут быть полезными и бесполезными. Например, что означает “Центральная Азия“ или “Европа“? Есть ли у этих терминов географический смысл? Что они могут рассказать нам о жителях этих регионов? Я, конечно, признаю, что названия и ярлыки полезны в качестве отправных точек. Но я не слишком напрягаюсь в их определениях. Я думаю, есть гораздо более интересные и важные вопросы, над которыми стоит поразмышлять. Если говорить прямо, то для меня Шёлковые пути (кстати, я всегда использую для их обозначения множественное число, вслед за учёным, первым предложившим такое толкование), просто объясняют исторический процесс соединения людей, традиций и эпох. Уже в те времена, как мы видим, торговые трассы помогали через товары и предпринимательскую деятельность распространять идеи, языки, верования и многое другое, включая даже болезни…

- Можно ли говорить о своеобразной культуре Великого Шёлкового пути?

- Здесь я не вижу никакой проблемы. Общение с другими само по себе всегда даёт нечто большее, чем только желание говорить. Но если мы готовы думать о Шёлковых путях в широком диапазоне, то стоит говорить не только о культуре в узком смысле. Мы говорим также о мировоззренческих обменах, об открытости и замкнутости, готовности, стремлении и способности слушать, учиться, заимствовать и разговаривать. Это говорит мне о более глубоком мировом опыте взаимопроникновения знаний, ценностей и практик, нежели лишь об уникальном опыте Шёлковых путей. Но, безусловно, верно и то, что в прошлом терпимость, плюрализм и открытость были отличительными знаками людей, живущих и взаимодействующих между собой в самом сердце мира. Эта практика терпимости сохраняется и сегодня во многих деревнях, городах и общинах. Я не уверен, конечно, что так происходит сейчас везде, особенно если речь идёт о политических отношениях на просторах обширной Азии. 

- Какие исторические уроки даёт Великий Шёлковый путь для настоящего и будущего мира?

- Скажем так, он может многому нас научить, но может и вовсе не дать нам уроков. Всё зависит от того, что хотят видеть те, кто смотрит в прошлое. Опыт изучения Шёлковых путей позволяет нам понять главное: для укрепления связей между народами нужны не только практики общения как таковые, но и реальное инвестирование в инфраструктуру сотрудничества. Причём не только в сотрудничество с соседями, но и в практики преодоления различий, барьеров и конфликтов. Однако здесь надо учитывать и существующие проблемы неравенства, бесконтрольности, коррупции и неэффективности системы принятия решений, которые на примере исторического прошлого также можно и нужно изучать. Для меня наиболее важные исторические уроки, которые заключаются в необходимости адаптации к меняющемуся миру и в осознании последствий неспособности сделать это.

- Самарканд называют “сердцем“ Великого Шёлкового пути. Согласны ли Вы с таким утверждением?

- Я думаю, что это справедливо. Ведь когда большинство людей думает о Шёлковых путях или о “Великом Шёлковом пути“, первое, что приходит в голову – это Самарканд. Уже только это говорит о многом. Самарканд же лично для меня – материнское начало для всего мира. Ведь это один из величайших перекрёстков в истории человечества – с разнообразными историями о завоевателях, учёных, художниках и торговцах. Я люблю города и особенно успешные. И Самарканд – один из самых успешных городов всех времён.

- Какое место Самарканд занял в Вашей книге?

- Важно посмотреть на те события, которые случались в больших и малых городах, потому что их взлёты и падения могут многое рассказать нам о том, что происходит в определённый исторический период. Конечно, люди, живущие в городах, как правило, письменно документируют свою историю (либо в виде административных и правительственных документов, либо благодаря сочинениям учёных и писателей) – это позволяет им обмениваться идеями друг с другом. Так что Самарканд, его архитектурные постройки, история и жители являются важнейшими источниками не только для написания истории Центральной Азии, но и для всемирной истории как таковой.

- На какие языки переведена Ваша книга?

- На сегодняшний день моя книга издана на 30 языках. Это и впрямь удивительно.

- Бывали ли Вы в Самарканде?

- Да, бывал, это магический город. Я не был там уже более десяти лет. Так что я непременно должен туда вернуться!

- Не могли бы Вы представить нашим читателям свою новую книгу “Новые Шёлковые пути: настоящее и будущее мира“?

- Моя новая книга – длинное эссе, которое могло бы быть заключительной главой моей предшествующей книги. За последние несколько лет в мире произошло много событий, и я подумал, что было бы полезно обратиться к некоторым из них для того, чтобы разъяснить и показать важность таких вещей, как известная инициатива “Один пояс, один путь“, нынешнее положение дел в США и Европе, а также то, что происходит в Центральной Азии.

- Ваши пожелания жителям города Самарканда и всего Узбекистана?

- Я с нетерпением жду новой и скорой встречи с вами!

Анатолий Ионесов.

Из биографии

Питер Франкопан - профессор  всемирной истории Оксфордского университета, где он является старшим научным сотрудником Вустерского колледжа и директором Оксфордского центра византийских исследований. Работает над историей Восточного Средиземноморья, России, Ближнего Востока, Центральной Азии и Китая. Его исследование истории Крестовых походов считается “переворотом  в науке“. 

Труд учёного “Шёлковые пути: новая история мира“ (2015) стал бестселлером  научно-популярной  литературы по всему миру, включая  Великобританию, Индию и Китай. В ноябре 2018 года вышла в свет  очередная книга Питера Франкопана “Новые Шёлковые пути: настоящее и будущее мира“. (The New Silk Roads: The Present and Future of the World). По мнению прессы, это “мастерское  отображение нового мирового порядка“ (Evening Standard), “беспокойство за современность“  (The Times) и  актуальный диагноз “состояния  мира“ (The National).

В 2017 году доктор Франкопан был назначен старшим советником и академическим экспертом крупного проекта Всемирного банка и Департамента международного развития (DFID) по транспортным коридорам в Южной Азии. Он консультирует  по вопросам геополитики правительства, межправительственные агентства,  многосторонние  институты и корпорации по всему миру. Регулярно пишет для прессы  о  насущных международных вопросах.  Является членом Королевского исторического общества, Азиатского общества, Географического общества, Антропологического института, Общества искусств и Королевского астрономического общества Великобритании.

От автора

В 2014 году под эгидой Самарской государственной академии культуры и искусств и Самарского культурологического общества при непосредственном участии самаркандских коллег была издана книга “Малая энциклопедия зарубежной Самаркандианы: Культура, объединяющая мир“. Эта работа получила широкий резонанс в культурных сообществах Узбекистана и России, что побудило нас начать работу над вторым расширенным и обновлённым изданием энциклопедии и над новыми, связанными с ней, проектами. Одним из них стала серия “Люди Самаркандианы“, которую открыли французский писатель, почётный гражданин Самарканда Амин Маалуф, испанский театр “Самарканд“, израильский архитектор Цви Хекер, итальянский певец и композитор Роберто Веккьони…