Android qurilmalar uchun Zarnews.uz mobil ilovasi. Yuklab olish x

Ода самаркандским автобусам

Самаркандские автобусы! Каких вас только не было за мои годы! И оранжевых пазиков с приглуповато выпуклыми фарами, и сыто урчащих бело-красных лазов, и безразмерных гармошек-икарусов. Сейчас вы свои в железку! Японский движок приближает вас, а значит, и нас, пассажиров, к высокотехнологичному будущему. Ваша строгая, без излишеств, прямоугольная форма помогает вплотную прижиматься к соседям на ставших узкими - сколько бы их не расширяли - самаркандских дорогах. И как узнаваема ваша изюминка - голубая каёмочка, опоясывающая белоснежный автобусный стан! Ах, каёмочка! Несбыточная мечта сына турецкого поданного, а потом и его единобосого брата - тридцатого отпрыска лейтенанта Шмидта - Шуры Балаганова, который так и не выпилил из чугунной гири золотой миллион.

Нет, сейчас всё по-другому! Сейчас владельцы заветных каёмочек выпиливают - и миллион, и два, и целую тележку с вагоном. И над этим не смеются! Потому что в наше время смеяться над деньгами, а тем более кто их пилит, величайшее кощунство. Поэтому я не буду опускаться до банальщины                   и покушаться на святое, дабы сорвать себе гнилое яблоко славы. Нет! Я просто хочу воспеть самаркандский автобус с его философией, родившейся из недр жизни древнего и до одури молодого города.

Кстати, господам зарубежным туристам я сразу от души посоветовала бы вылезти из своих комфортабельных, но чрезвычайно скучных автобусов с кондиционерами и обогревателями и вперед - на ближайшую остановку. Месяца полтора назад одну из них для пущего удобства иностранных гостей перенесли как раз под окна гостиницы "Регистон палас" - палас! как звучит, а?! -  ранее чужеродно называвшуюся "Ленинградом". Перенесли ровно на 50 метров, обнажив вход в ювелирный магазин, прежде работавший под прикрытием. Сейчас у нас напропалую идут реформы, всё делается прозрачным, открытым, доступным: границы, информация, природные богатства. Правда, как оказалось, народ к открытости пока не совсем готов, он эту открытость принимает абсолютно превратно и нецензурно, поэтому и остановку, и некоторые реформы вернули на место.

Сколько всего в древнем городе остановок, вам никто не скажет, как никто не знает, сколько у нас точек общепита, магазинов, валютных менял и различных начальников. Не скажет еще и потому, что иные остановки у нас прошли оптимизацию. То есть теперь это не просто точка на карте маршрута, а точка многопрофильная, включающая суперларёк, закусочную и рекламный баннер. Словом, точище.

Итак, общественный транспорт в Самарканде начинается с остановки, а они, как известно, начинаются с людей, на них толпящихся, ютящихся, ну, иногда, по праздникам, матерящихся. Остановки у нас сейчас и маленькие серые из металла, и большие белые из пластика, и всеобъемлющие из абсолютного ни-че-го. Все остановки объединяет знак "А", ныне хорошо просматриваемый издалека в виду отсутствия таких помех, как деревья.

Одной из достопримечательностей общественного транспорта жемчужины Востока являются кондуктора, которые не ограничивают свою трудовую деятельность собиранием платы за проезд. Они по-особому, по-самаркандски, приглашают всех желающих прокатиться с ветерком до "Шодионы", Дагбитской, ГУМа, областной больницы, поворота, вокзала и так далее. Делают это просто виртуозно, с ошеломляющим вибрато и протягиванием высоких нот с затуханием в конце. 

Невероятно красивую голосовую картину представляет собой момент, когда к остановке подъезжает сразу несколько автобусов. Раз услышавший это самаркандское а капелло, ни за что не захочет услышать что-либо другое. Если и есть в каких других городах подобное диво, то это всего лишь жалкая подделка, которая в подметки не годится самаркандским мастерам вокально-зазывного искусства. Однажды прошла даже информация о прошедшем среди них конкурсе. Взявшему гран-при юноше, оглушившему своим талантом жюри, автоматически выдали лицензию от "Узбекнаво", и теперь это самый востребованный певец на свадьбах.

А какие у нас водители! Асы из асов, умеющие догнать, обогнать, обматерить и не вспотеть! Даже когда они героически в июльской зной по полчаса стоят на остановке в ожидании выполнения плана по пассажирам, ни одна капелька пота не скатится с их суровых лбов. Они одной рукой ведут автобус, другой держат телефон, третьей… нет, оказывается, это нога. Но это совершенно не важно, когда надо - очень надо! - подрезать конкурирующую фирму. У наших водителей в это время под языком насвай, в зубах сигарета, а в глазах огонь зороастрийцев. В сей священный момент все пассажиры замирают в благоговении, качаясь в трансе из стороны в сторону, душой переживая за "своего" в сакральной гонке. И ни в коем случае нельзя потревожить в этот миг всадника на четырех колесах нелепым замечанием о соблюдении правил дорожного движения. Какие могут быть правила, появившиеся-то всего век назад, в трехтысячелетнем Самарканде?! Какое вопиющее невежество и попросту хамство, выше которого может быть только хамство дать жетон вместо денег или попросить сдачу!

Да, самаркандские автобусы - это особая среда со своим биотическими и абиотическими условиями обитания человека самаркандского. В последнее время этот привычный ареал обитания стали теснить желтые и полужелтые такси, которые выхватывают из-под самого носа раздобревших на мигрантских харчах самаркандцев. Люди становятся нетерпеливыми, норовящими побыстрее добраться до работы, базара, школы, наконец, дома. Но обманывают сами себя - ведь все потом одинаково стоят в пробках - что в такси, что в автобусах, поглядывая друг на друга снизу-вверх и сверху-вниз. И здесь я замечу, что "верх" - это Он - гордый САМАРКАНДСКИЙ АВТОБУС.

Анастасия ПАВЛЕНКО.