Android qurilmalar uchun Zarnews.uz mobil ilovasi. Yuklab olish x

Мечети, церкви и синагоги Самарканда

Самарканд – город, издавна известный обилием храмов и мест паломничества. Археологами было обнаружено, что когда-то на древней земле Самарканда одновременно действовали храмы различных конфессий: буддийские, христианские и зороастрийские.

Амир Тимур в свое время прекрасно понимал, какое важное значение имеет духовно-религиозное основание для его столицы и не жалел ни сил, ни средств для укрепления такого фундамента. Мало было выстроить величественные архитектурные ансамбли - столичному городу необходимо было дать еще и духовную сердцевину. Во время его правления в Самарканде строились мазары известным мусульманским деятелям. Большинство архитектурных памятников Самарканда, щедро украшенные майоликой, величественно возвышаясь над городом, имели сакральное значение. До революции в городе Самарканде и его окрестностях насчитывалось более 200 захоронений известных мусульманских богословов.

В самаркандском областном архиве содержатся уникальные материалы, освящающие картину религиозной жизни нашего города и области, помогающие увидеть и осмыслить события, происходящее на протяжение более чем ста последних лет.

В 1914 году в Туркестане действовало 18 350 мечетей, из них по городу Самарканду и области насчитывалось 3 701 мечеть (не считая частных домашних мечетей). В Сиабском районе города находилось 86 мечетей и 19 медресе, в Багишамальском - 24 мечети. Религиозное обучение являлось в то время неотъемлемой частью общего образования. Правда, многие из старинных архитектурно-религиозных памятников города находились в сильно запущенном состоянии и только слегка латались. Войны, землетрясения и время не щадили их. На многочисленные вопросы и упреки в адрес священнослужителей, те отвечали, что у них нет необходимых специалистов и средств. Действительно, для осуществления такого масштабного рода восстановительных работ в те годы не было специалистов, а секреты старых мастеров были утрачены.

 

В предреволюционные годы в европейской части города Самарканда были построены одна мечеть, 7 православных церквей, одна армянская церковь, семь синагог, один баптистский дом и один польский костел. Помимо этого, впервые в городе начались небольшие работы по реставрации и сохранению памятников архитектуры в старом городе. Дело было в том, что передовая часть интеллигенции забила тревогу и начала предпринимать попытки по спасению и сохранению архитектурного исторического наследия. К этой деятельности привлекались военные и гражданские инженеры. Правда, на эти работы выделялись средства, которых едва хватало на то, чтобы лишь приостановить процесс разрушения памятников.

В то время в Самарканде было два центра: один находился в старой части города - на Регистане, а другой – на Георгиевской площади возле одноименной церкви и Военного собрания.

Сразу же после революции с приходом новой власти в обоих центрах начинают закрываться религиозные заведения. Священнослужители отождествлялись со старым, отживающим свой век миром, который в скором времени должен был уйти в прошлое.

Для верующих всех конфессий наступили времена испытаний. После выхода «Декрета по отделению церкви от государства» в январе 1918 года правовое положение религиозных обществ кардинально изменилось.  Все имущество вместе со зданиями всех религиозных обществ было национализировано и стало общенародным достоянием. Церковь отделялась от государства и не имела права владения собственностью, так как не имела права юридического лица. Помимо этого, школа также отделялась от церкви. Лицам духовного звания запрещалось занимать какие бы то ни были должности во всех учебных заведениях, виновные в нарушении этого постановления подвергались судебному наказанию.

Первыми в 1918 году были закрыты медресе – духовные учебные заведения на Регистане, а в 1919-м закрывается церковь святого великомученика Георгия. Следом за ними закрываются практически все молитвенные здания в городе и области, и среди них мазар святого Данияра (Даниила). Из мусульманских зданий оставлены были только два, а из православных церквей избежала закрытия лишь одна Покровская церковь. В 1929-1930 годах были закрыты все синагоги, а в 1931 году закрыли армянскую церковь. Одним из последних был закрыт польский костел.

Чтобы ускорить процесс борьбы с церковью, по всей стране была развернута антирелигиозная кампания. Вскоре в одном из медресе на Регистане был открыт антирелигиозный музей. Все христианские церкви были «обезглавлены» и приспособлены под школы, спортзалы и клубы для молодежи. В помещениях мечетей устраивались склады и артели. Из 24 мечетей Багишамальского района десять использовались под культурные нужды, девять - под хозяйственно-производственные, одна - под жилье и четыре пустовали. Муллы, раввины и священники подвергались в средствах печати осмеянию, став персонажами для карикатур.

Распространенным явлением тех лет становится «Красная чайхана», где в выходные дни и по вечерам после работы собирались люди для отдыха и бесед за чашкой чая. Для привлечения народа там ставили патефоны и радио, также их снабжали газетами с атеистическими материалами, которые читали вслух неграмотным.

На Шахи-Зинде верующим мусульманам были оставлены лишь мечеть и усыпальница при могиле Кусамы Ибн Аббаса, где находилась небольшая обитель дервишей суфийского ордена Накшбандия, которые собирались там раз в неделю для радений. Для Самарканда тех лет было нормальным явлением видеть дервишей на улицах. Но со временем из города пропали все дервиши, последнего бродячего дервиша видели на улицах Самарканда в середине 30-х годов. Богослужения на Шахи-Зинде прерывались только с 1943 по 1945 год, но люди все равно посещали закрытые сакральные места. Как сообщал уполномоченный по делам религий, в базарные дни люди, приехавшие из районов, старались посетить такие места и даже делали пожертвования.

Репрессии, проводимые советской властью, коснулись всех –  мусульман, иудеев, христиан. Преследования за веру были настолько широки, что в Средней Азии практически не оставалось православных служителей культа, не отсидевших в лагерях. Но, несмотря на это, большинство священнослужителей, вернувшихся из мест заточения, вновь приступали к служению.

Интересный факт: хотя советская власть воспринимала культовые здания как историческое архитектурное наследие, она вкладывала немалые средства, чтобы не только спасти их от окончательного разрушения, но и восстановить прежний облик. Для этого была создана специальная структура, состоящая из нескольких секций, в которые входили архитекторы, археологи, историки, а также инженеры и художники. К реставрационным работам привлекались и народные мастера, с помощью которых была воссоздана технология обжига майолики для памятников. На ремонтно-восстановительные работы памятников Самарканда с 1924 по 1947 годы было израсходовано 6 млн. 633 тыс. рублей, из них на комплекс Шахи-Зинда было выделено 650 тыс. рублей. Впервые на памятниках проводились уникальные виды реставрационных работ.

К концу Второй мировой войны ситуация начинает меняться к лучшему, верующим делаются послабления.  В 1945 г. иудейской общине возвращают синагогу «Гумбаз». В 1946 году комплекс Шахи-Зинда передается в Духовное управление мусульман Средней Азии и Казахстана. В числе шести возвращенных верующим религиозных сооружений и мазар пророка Данияра.

После первой волны гонений на религию при Н. С. Хрущеве последовала вторая, продлившаяся с 1959 по 1963 годы и прокатившаяся по всем республикам СССР. И опять из пяти действующих православных храмов власти собирались оставить действующим один Покровский собор на всю Самаркандскую область. Большая часть зданий бывших мечетей и церквей в эти годы постепенно приходила в упадок. Но люди со временем снова и снова восстанавливали свои храмы. Советскому режиму не удалось добиться полного уничтожения веры в людях. Просуществовав до своего распада, советская власть заняла свое место на полке истории.

Обретение независимости Узбекистаном положило конец гонениям и избавило верующих от многолетнего атеистического давления. После 1991 года духовная жизнь вновь оживает, и народ возвращается к своим религиозным традициям. Указами Первого Президента Узбекистана И. А. Каримова начинают восстанавливать комплекс Ходжи Ахмеда Яссави и возвращают православным здание Свято-Алексеевского собора. Следом за этим верующим возвращают Польский костел и армянскую церковь, где сразу же начинаются работы по их восстановлению.

В 2018 году произошло еще одно, очень значимое событие. Президент Узбекистана Ш. М. Мирзиёев подписал Указ, в котором верующим мусульманам возвращается целый ряд памятников религиозного назначения. Духовное возрождение, религиозная толерантность, межнациональное согласие становятся одними из приоритетных направлений государственной политики. 

Александр ГАЛАК,

художник,

Зарина ЭГАМБЕРДИЕВА,

главный архивист областного архива.

Фото С. Прокудина-Горского.