Android qurilmalar uchun Zarnews.uz mobil ilovasi. Yuklab olish x

Любить человека

Почему меня не любят? За что и по какому праву? И эту самую нелюбовь, а, в лучшем случае, скрытое такое раздражение или глухое равнодушие чую едва ли не на каждом шагу.

Возьмём, к примеру, магазин… Ну, ежели маленький какой, особенно по соседству, другой разговор, там тебя знают, улыбнутся, про здоровье, дела спросят. А в этих, больших… Ощущаешь себя чем-то вроде назойливой мухи. Толком ничего объяснить не хотят, не подскажут, поздороваться с покупателем, и то - редкое явление.

А эти мальчики в пайнетах! Им вообще иной раз и не до тебя: жвачку мусолят, свой телефон из рук не выпускают, а то и с приятелем на твоих глазах болтать и гоготать продолжают. Всем видом демонстрируют пренебрежение, не до тебя, мол, старик. А во всех этих кассах оплаты комуслуг что творится?! Сюда же можно причислить некоторые отделения банков, почты, прочих контор и конторок.

Тут сразу задумываешься о подрывной деятельности: похоже, специально для них разработаны и внедрены разрушительные системы, нацеленные на дискредитацию авторитета этих самых организаций, и персонал обучен по индивидуальным программам нелюбезности. Ещё объяснимо, когда ты за справкой какой пришёл, в своих личных интересах занятых людей беспокоишь, от важных, не ведомых тебе дел отрываешь. Ну, а когда ты деньги из своего кошелька им несёшь - всё одно впечатление, будто в них тут и не нуждаются. Ладно бы с ленцой встречали, ан нет, прямо с неудовольствием. Народ в очереди топчется, отложив заботы и хлопоты, чтоб, значит, вовремя чего оплатить либо с долгами разобраться, а другой народ, что за компьютерами, кассами, офисными столами демонстрирует полное равнодушие.

 Ещё взять тех же пацанов в общественном транспорте, собирающих деньги за проезд. Вот скажите, кто хоть раз видел вежливую улыбку на их юных, мало испорченных глубокой мыслью, лицах? Нет ведь, и они не ценят меня, как пассажира, пользователя, то бишь, плательщика. А уж ежели с полутора тыщ ещё и сдачу спросишь, вообще тогда полное к тебе пренебрежение.

В поликлинику как-то зашёл. В регистратуре кто в телефонной беседе, кто с пирожком, не до пациента, в общем. Скидку можно бы сделать на малую зарплату в государственном медучреждении, ежели бы не похожая картинка в частном центре, где отвлёк милую особу от трубки вопросом про скидки на услуги для пенсионеров. Резко ответила и телефонному, собеседнику на глупца посетовала. Короче, тоже тёплых чувств не добился.

Ещё про милиционеров расскажу, то есть работников внутренних органов, вроде так нынче называются. Наслышался-начитался про высокий уровень культуры сотрудников, а после недавнего случая, подозреваю, что соблюдающие служебную этику интеллигенты в погонах несут вахту лишь на подступах к памятникам древности, в местах скопления интуристов.

Дело было так. Столкнулся с очередным приступом нелюбви на рынке. Не полюбила торговка, причём не только меня, старика, но и вполне себе молодую пару. А раз так, давай на нас покрикивать, товар свой пошвыривать, некрасивая сцена, сдобренная далёкими от литературы словечками. Отошёл от греха подальше, а тут как раз сотрудник! Может, подумалось, слышал он этот шум и поспешил на подмогу. Навострился к нему, а он от меня, знай, шаг ускоряет. А ведь, подозреваю, шум-гам мог слышать, но связываться, видно, не в его компетенции. Едва за ворота вышел, вижу, ещё два служивых в форме: один семечки щёлкает, другой сигареткой забавляется. Попытался им рассказать о случившемся, чтоб, значит, вместе к хамке за прилавком вернуться, приструнить. Выслушать-то они выслушали, переглянулись да и были таковы.

 В минувшем месяце встречал друга детства в нашем аэропорту, вспоминать не хочется, честное слово! Так нас, встречающих, разогнали, вернее, отогнали вместе с транспортом за светофор на перекрёстке. Машины с мигалками кружат, сигналят, громкоговорители покрикивают. Приземлившиеся в растерянности, непонимании и испуге. Пока авто отогнал в указанное место, пока на нервах да больных ногах назад пошлёпал, товарищ звонит. Хорошо, попался ему добрый человек, одолжил свой мобильник, так что успокоил, что рядышком и на подходе. Потом выяснилось, высоких гостей в воздушной гавани ждут. В восемь, сказали, утра, и ничего, что было на часах всего четыре! И тащился народ после перелёта с детьми и багажом полкилометра. Одно успокоило, что хоть кого-то любят, кому-то угождают…

Тарас НАСМЕШКИН.