Android qurilmalar uchun Zarnews.uz mobil ilovasi. Yuklab olish x

Красота природы и ничего лишнего от Абиба Исмаилова

Вдохнуть глоток чистого искусства, почувствовать в декабрьские морозные дни тепло самаркандской весны можно сейчас в галерее "Чорсу". Здесь открылась и будет идти целый месяц персональная выставка старейшего мастера кисти Абиба Исмаилова «Голубые купола Самарканда».

На вернисаже представлено около ста работ разных лет. В основном, это пейзажи, которые Абиб-ака писал с натуры, поэтому они наполнены той первозданной свежестью, которую способна дать только природа. Горы Агалыка и Аманкутана, цветущие сады и хлопковые поля, сельские кривые улочки, исторические памятники Самарканда в масле, акварелью, тушью, пастелью - несчётное число раз их изображали художники! Но внимательный взгляд и любящее сердце всегда найдет что-то новое, живое, трепещущее, которое идет из самих глубин человеческого в человеке и природе.

- Я люблю природу, в ней есть всё, что нужно художнику, не надо ничего выдумывать лишнего, - скажет мне потом Абиб Исмаилов. – Мое творческое кредо: воспеть красоту окружающего мира, показать связь земли и воздуха, флоры и фауны, внутренний мир человека.

Это кредо взято из самой жизни 80-летнего Абиба Исмаиловича, перенесшего в пятилетнем возрасте ужасы депортации из Крыма, видевшего, как от голода умер распухший братишка, а затем и дедушка. «Тогда нашу семью, «выгруженную» в Ферганской долине, от голода спасли лук и чеснок, с тех пор не переношу ни того, ни другого», - вспоминает художник. Но если от физического голода спасли терпкие овощи, то не обнищать духом помогало чтение книг и рисование. Да, и родной дядя, и старший брат А. Исмаилова любили рисовать. Дяде нравилось создавать портреты из цифр, а братишка искусно выводил профиль Пушкина. Но дальше всех пошел Абиб-ака, который к началу своего творческого пути уже учился в сельской школе в Акташе Самаркандской области, куда переехала семья. Оформлял вместе с другом Тавризом Галямовым кабинеты родного языка и литературы, делал копии с картин известных художников, даже на конкурсы рисунков отправляли работы мальчишек. Но, как только узнавали, что они нарисованы детьми сосланных крымчан, возвращали обратно. Однако это не помешало юноше продолжить заниматься любимым занятием и поступить, причем дважды, в Республиканское художественное училище им. Бенькова в Ташкенте. Дважды – потому что первый раз он поступил, не имея законченное школьное образование, и пришлось доучиваться в «вечерке», а на следующий год поступать заново.

- Принимал меня в училище народный художник Малик Набиев, - рассказывает Абиб Исмаилович, - это потом я узнал, какой мастер оценил мои работы, а тогда воспринималось как должное. Среди моих учителей были Лидия Уфимцева, Айзик Гольдрей, Николай Шин, Владимир Петров. Это они учили любить всех нас натуру, видеть невидимое, но важное. Помню, мы каждый год по четыре месяца бывали на хлопке. До обеда собирали урожай, после писали этюды, а вечером прямо на полях проходили своеобразные вернисажи, которые обсуждали учителя, указывали нам на наши ошибки, давали советы и показывали мастер-классы.

В 1962 году вместе с Намазом Султановым Абиба Исмаиловича направили в самаркандские школы учителями черчения и рисования. Кстати, интересны работы Исмаилова тех лет, которые также представлены на выставке, – фактурные, со смелыми мазками, практически без полутонов. Казалось, что молодой художник стремился минимальными, но точными ударами кисти схватить саму суть натуры – колхозного поля или учителя рисования. И это у него получалось более чем мастерски.

Но ни школа, ни женское педучилище, где он проработал почти год, не давали широту для творчества молодого художника, не могло поправить учительство и его финансовое положение, ведь к тому времени он уже обзавелся семьей. Поэтому А. Исмаилов устраивается в Худфонд оформителем, где проработал до самой пенсии.

Да, эту работу можно назвать рутинной. Делать эскизы к агитационным плакатам, оформлять музеи и дома политпросвещения, конечно, не щедрое поле для роста живописца. Зато с каким упоением он потом отдавался пленэрам! Оставляя в кабинетах идейно выверенные образы, которые требовали партийные чиновники, Абиб-ака писал так, как виделось ему самому – искренне, с полной самоотдачей и …любовью. И таким он, истинный беньковец, остается по сей день.

Работы А. Исмаилова отличает особое жизнелюбие. Даже Шахи-зинда, казалось бы, некрополь, где нашли свой последний приют вельможи, у него не просто кладбище, навевающее грустные воспоминания и намекающее на мудрую тишину. Нет. У Исмаилова, который не жалеет ярких красок и света, Шахи-зинда – это праздник духа, торжество вечности и красоты, где нет места унынию.

- Выставка Абиба Исмаилова – это уникальная возможность для наших молодых художников посмотреть настоящую школу мастера, высочайшего профессионала и тонкого лирика, - считает академик Академии художеств Узбекистана Аслиддин Исаев. – В его работах мы можем увидеть историю как нашего края, так и историю живописи, а это очень важно, потому что открыть новое невозможно без познания того, что уже сделано ранее.

Анастасия ПАВЛЕНКО.

Фото автора.

Для справки

Абиб Исмаилов родился в селе Чагатай Ак-Мечетского  района Крымской АССР 25 ноября 1949 года.  В 1958-1962 гг. учился в Художественном училище им. П. Бенькова в Ташкенте. Член Союза художников СССР. Постоянный участник республиканских и городских выставок.

В 1989 году в совхозной галерее им. Ильича Пастдаргомского района Самаркандской области прошла первая персональная выставка.

В 1999 году состоялась юбилейная выставка в Самаркандском институте иностранных языков.

В 2013 году персональная выставка «Родники Зеравшана» в арт-галерее «Айсель».

Живет и работает в Самарканде. Портреты и пейзажи А. Исмаилова находятся в Самаркандском музее истории культуры, а также в частных галереях России, Германии, Франции, Японии, Чехии, Испании, Болгарии. Его картины часто дарят высоким гостям Самарканда, включая президентов.

Из наград – имеет юбилейный нагрудный знак «25-летие Конституции Республики Узбекистан».