Android qurilmalar uchun Zarnews.uz mobil ilovasi. Yuklab olish x

Коробейник, согревавший сердца

Я частенько встречал этого крепко сбитого старика с хурджуном, заполненным орехами, сухофруктами и другими дарами природы на одном плече и гирляндой нанизанных на нитку фисташек на другом. Свой товар, обходя улицы города, он предлагал встречным людям, а так как запрашивал он недорого, то возвращался домой, распродав все, что приносил. От знакомых я знал, что этот старик каждый день пешком из Самаркандского района добирался до города и также возвращался, проходя за день более 30 километров.

 Мы познакомились с ним необычным образом. Была зима. После небольшого дождя ночью ударили морозы, дороги и тротуары превратились в ледовые катки. Выйдя поутру из дома, чтобы купить к завтраку горячих лепешек, я увидел знакомого коробейника (так мы с супругой прозвали его), который,  несмотря на гололедицу, бодрым шагом направлялся в сторону пожарной части. Перешагивая неглубокую канаву, он вдруг  поскользнулся и упал. Я поспешил к нему, помог встать и увидел сильно ушибленное запястье.  На моё предложение пройти ко мне домой, чтобы перевязать руку, старик ответил отказом. Тогда я привел, как мне показалось, три безотказных довода: во-первых, моя супруга врач с большим опытом работы; во-вторых, ему все равно придется пойти к врачу в поликлинику или больницу, а там наверняка большие очереди; наконец, до моего дома всего лишь 20 метров. Он согласился и пошел за мной.

Супруга, осмотрев запястье, сказала: «Ничего страшного, просто небольшой ушиб, смажем его мазью, забинтуем и через три - четыре дня все пройдет, а сейчас давайте попьем чаю. Кстати, как вас зовут?».

Усман Сайфиддинов, так звали коробейника, согласился позавтракать с нами. Сказав, что хочет внести свой вклад в пополнение дастархана, начал доставать из хурджуна и выкладывать на стол различные сухофрукты. Держался он непринужденно и очень вежливо, говорил с каким-то непонятным мне акцентом. Разомлев от тепла и чая, он поведал нам о своей богатой яркими событиями жизни. Рассказчиком Усман-бобо был удивительным, поэтому временами мне казалось, что это не он, а я в далекие тридцатые годы ещё школьником познакомился и подружился с писателем Садриддином Айни. Это не ему, а мне по окончании школы С. Айни дал рекомендательное письмо для поступления в пединститут, которое и помогло стать студентом последнего. Он же посоветовал молодому педагогу  поехать в Таджикистан, а точнее в горный Бадахшан, где была острая нехватка учителей.

 В его рассказах время мчалось со скоростью курьерского поезда. Он был для меня словно художник, наносящий на лист волшебные краски, которые оживали в моем мозгу. Особенно вдохновенно У. Сайфиддинов рассказывал про горный Бадахшан.

- Приняли меня с распростёртыми объятиями и сразу же назначили директором школы, которую и школой то не назовешь, - вспоминал Усман-бобо. Так, однокомнатное глинобитное строение. Но я не особенно огорчился, хотя мечтал о настоящей большой школе.  Движущей силой и источником вдохновения для меня были напутственные слова Садриддина Айни: «Каждый ребенок похож на свечу со своим мерцающим светом, и твоя цель разглядеть этот свет, не дать ему угаснуть, согреть его сердце  и заразить тягой к знаниям…». 

Ночами напролет он сидел за книгами, чтобы с утра с новым материалом прийти на работу. В любую погоду с удовольствием спешил к своим ученикам, хотел дать им как можно больше знаний, они же, словно губка, впитывали все его слова, некоторые даже копировали его движения, манеру говорить. До наступления летних каникул он рисовал планы новой школы, которую нужно было строить, и каждый раз в соответствии с местными возможностями переделывал его. Как только закончился учебный год, жители стали выходить на «хашар», они изготавливали из горного гранита блоки для фундамента и стен, Усман-бобо же ходил по инстанциям «выбивать» доски, гвозди, цемент, парты и другое. Всё это здесь было большим дефицитом и доставалось с трудом.

«Думаю, без  помощи буквально всех жителей   вряд ли новая школа была бы построена и смогла принять школяров к новому учебному году. Здесь на стройке я встретил свою любовь», - улыбнулся Сайфиддинов.

Более 30 лет проработал в этой школе Усман Сайфиддинов. Выйдя на пенсию,  вернулся  в родительский дом, поставил на ноги детей.  Занялся садоводством. Часть того, что вырастил за лето, реализовывал в свежем виде, другую, превращая в сухофрукты, распродавал осенью и зимой, вырученные от продажи деньги шли на помощь внукам.

После этой встречи он был частым гостем в нашем доме. Но потом перестал приходить. И лишь недавно от знакомых из Самаркандского района я узнал, что его уже нет с нами. Говорят, на похороны Усмана Сайфиддинова приезжали его ученики и жители горного Бадахшана.

Рафаэль ХУСНУТДИНОВ.

Фото автора.