Android qurilmalar uchun Zarnews.uz mobil ilovasi. Yuklab olish x

Дело всей жизни Исаака Лурье

Много интересных материалов и экспонатов хранятся в фондах Самаркандского государственного музея-заповедника. Среди них огромное количество документов, связанных с бывшим туземно-еврейским музеем, который в 1920-е годы функционировал в махалле «Восток». А создал этот удивительный музей бухарско-еврейской культуры Исаак Симхович Лурье (1875-1930-е), приехавший в древний город из Санкт-Петербурга.

Профессор Висконсинского университета (США) Михаил Носоновский в своем исследовании «Исаак Лурье и еврейский музей в Самарканде» пишет, что Лурье был видным представителем Петербургской школы иудаики, которая сформировалась в 1890-е годы. Будучи уроженцем Новгорода, Исаак Лурье сумел добиться права на жительство в Петербурге и стал одним из организаторов Еврейского историко-этнографического общества (ЕИЭО) в 1908 году. Председателем общества был М. Винавер, исторической секцией руководил С. Дубнов, издававший журнал «Еврейская старина».

На протяжении многих лет И. Лурье работал архивариусом общества. Вместе с несколькими другими учениками этнографа Шлоймэ-Занвла (Соломона) Раппопорта (С. Ан-ского), он участвовал в разработке всеобъемлющей «Еврейской этнографической программы», предназначенной для организации этнографической работы в самых широких масштабах. Первая часть этой программы-анкеты включала 2087 вопросов, касавшихся традиционной жизни еврея на всем ее протяжении, местных обычаев, преданий и обрядов.

Исаак Лурье, принимавший активное участие в создании Петроградского еврейского музея, который был открыт весной 1917 года, решается отправиться в мае 1921 года в Туркестан и Бухару, чтобы пополнить коллекцию музея. Однако, обнаружив в Средней Азии богатейший материал, касающийся совершенно не изученной группы бухарских евреев, называвшихся тогда «туземными» евреями, Лурье решает задержаться в Самарканде. Причем взялся за исследования основательно. Он привозит из Петрограда книги, методические материалы, даже валики для фонографа с целью фиксации фольклора.

Всего с 1922 по 1927 годы И. Лурье собрал более 800 ценнейших экспонатов, включая 16 рукописей и 300 книг, в том числе первые еврейские книги, вышедшие в Средней Азии - перевод сказок "1001 ночи" на бухарско-еврейский язык (Коканд, 1914) и перевод памфлета К. Либкнехта "Пауки и мухи". В коллекции Исаака Симховича были предметы обихода, одежда, ритуальные раритеты. Собрал он и фотоархив, содержащий более трехсот стеклянных фотопластинок с негативами, на которых запечатлены сцены быта самаркандских евреев конца 1920-х – начала 1930-х годов.

Такая обширная коллекция навела Лурье на мысль о создании в Самарканде музея, посвященного бухарско-еврейской культуре. Туземно-еврейский музей (ТЕМ) было решено открыть в конфискованном советской властью двухэтажном доме купца А. Фузайлова в самом сердце еврейского квартала напротив бывшей «Канесои Калон» (Большой синагоги). На втором этаже Лурье разместил экспозицию, документы, книги, фотографии и даже фигуры, изображающие внешний вид бухарских евреев. Две комнаты нижнего этажа он использовал в качестве хранилища музейных ценностей, а в третьей, совсем крохотной комнате, жил сам.

«К концу двадцатых годов обостряется борьба новых «пролетарских» историков со старорежимными учеными. На Лурье обрушиваются стандартные обвинения в национализме, в том, что собрав обширный материал о религии бухарских евреев, он и не думает заниматься антирелигиозной пропагандой, что музей не отражает новый быт и социалистическое строительство среди среднеазиатских евреев и вообще не занят революционной агитацией», - пишет М. Носоновский.

В конце 1931 года выходит распоряжение об увольнении Лурье и преобразовании Туземно-Еврейского музея в Туземно-еврейский филиал Самаркандского центрального государственного музея. 18 февраля 1932 датируется акт о передаче материалов музея новому директору И. М. Бадалову. При этом Лурье был обвинен в «хищении» ряда экспонатов, которые, к слову, сам собирал. Следующим ударом для Лурье его стало выселение из комнатки. Он пытается жаловаться в вышестоящие инстанции, но безуспешно. Примерно через полгода, в конце 1932-го, его арестовали, а дальше след замечательного этнографа теряется.

Туземно-еврейский отдел просуществовал до 1937 года, а в августе было принято решение о его ликвидации, на его месте организовали читальный зал. Материалы и экспонаты были переданы в Самаркандский городской музей-заповедник, где часть из них сохранилась до наших дней и с 2008 года вновь экспонируется.

Влад СТАСОВ.