Android qurilmalar uchun Zarnews.uz mobil ilovasi. Yuklab olish x

Дайте жалобную книгу! Предвыборный буфф

У меня зазвонил телефон. По идее, дальше должна быть строчка: «кто говорит? Слон!». Но диалог потёк несколько в ином русле, хотя по степени деликатности обеих сторон он, действительно, походил на поведение этого не очень грациозного животного, оказавшегося в посудной лавке.

Итак, зазвонил телефон, мы с мужем как раз в гости отправлялись.

- Алло, - спрашиваю.

А в ответ вместо «здрасьте», сразу вопрос:

- Это Клеопатра Махмудовна?

- Да, отвечаю, она самая.

Далее женский голос произносит адрес, требуя подтверждения, что я по нему проживаю. Не успеваю подтвердить, как дама проявляет очередной интерес:

- А фамилия какая?

- Странно, вы мне звоните, по имени-отчеству обращаетесь, место жительства называете, но фамилию не знаете…

- Тут написано непонятно…

- А почему должна вам растолковывать, кто вы, откуда?

- Должны, потому что мы из махалли. Так же должны продиктовать нам номер и серию вашего паспорта.

- Что-о-о?!

- Номер, - говорю, - и серию паспорта давайте, и фамилию по буквам произнесите, чтоб мы, значит, правильно её записали.

Обескураженно сижу с трубкой в руке, а тут по мобильному телефону муж мой, Тарас, звонит, сердится, на улице меня ожидаючи. А та, что «из махалли», на своём конце провода нервничает:

- Аллё, слышите? Какие данные паспорта?

- Послушайте, уважаемая, я не обязана доводить до сведения посторонних подобную информацию.

- Мы не посторонние, мы из махалли!

Безапелляционный тон, не допускающий возражений, реагировать на который обязана то ли кивком и рукой, приложенной к сердцу, то ли в преклонных своих годах прыгать от радости, потрясая накопленными за жизнь подкожными жировыми запасами. Ни того, ни другого не хочется. Давлю желание цитировать избитую фразу Остапа Бендера про ключи от квартиры, где деньги лежат, вспоминаю чьё-то высказывание, что с закрытым ртом люди лучше выглядят. Потому молча собираюсь с мыслями. А из телефона опять доносится:

- Аллё, ну вы же в махалле «Три карагача» живёте, вот мы оттуда и звоним, паспортные данные говорите.

- Девушка, позволю выразить недоверие, не по видео же общаемся, и даже не по мобильному, чтоб номер отпечатался, знать вас не знаю…

- Так сколько раз твержу, что это – махалля!

- Уважаемая махалля, а если я вам буду звонить и убеждать, что я жена президента Трампа, вы мне поверите?

- Ага, поверю, - хихикнула особа.

- В таком случае, свяжусь сейчас с хокимиятом, уточню про методы работы махалли в жилых массивах.

Тут, похоже, удалось, наконец, вызвать недоумение у собеседницы. Лишь после небольшой паузы услышала жалобное:

- Так чё, не дадите?

Не дала! Но отправилась в гости с чуток подпорченным настроением, ещё и от супруга терпела по дороге претензии за задержку и свою бестолковость. Да и не спорю, конечно, не совсем толковая, и беседу не смогла разумно построить, и… Спасибо, более сведущие товарищи, что собрались за юбилейным столом, куда мы спешили в гости, объяснили, что это списки к выборам депутатов составляют. И дружно повозмущались: эх, какие хозяева на районе, вынь да положь… Разве ж так можно работать, если это реальный контакт от органа местного самоуправления, от схода, так сказать, граждан?  Понятно, к выборам махаллинские активисты готовятся, времени у них в обрез, дел под завязку. Но ведь мы ж туда, помнится, ксерокопии паспортов сдавали, во-первых. А во-вторых, под эту марку мало ли какие лиходеи расстараются!

Клеопатра НАСМЕШКИНА.