Android qurilmalar uchun Zarnews.uz mobil ilovasi. Yuklab olish x

Абрам ТОЛМАСОВ: «Моё богатство – Самарканд!»

Самарканд в прошедшие мелодичные дни Международного музыкального фестиваля «Шарк тароналари» принимал не только гостей, но и своих сыновей, которые волею судьбы когда-то покинули его древние стены. Таким сыном является талантливый музыкант, известный исполнитель «Шашмакома» и классических песен бухарских евреев, таджиков и узбеков Абрам (Аврохом) Гавриэлович Толмасов.

Во всех профессиях есть подлинные художники, которые обладают художественным чутьём, несокрушимой стойкостью, оттого их путь редко бывает легким. Тернистый путь достался и Абраму Гавриэловичу.

В советские времена еврейская махалля «Восток» Самарканда славилась как народная консерватория. Здесь жили и прославлялись своим творчеством династии Толмасовых, Муллоджановых, Бабахановых и многие другие, внесшие достойный вклад в развитие «Шашмакома» - шедевра восточной музыки.

До Октябрьской революции певец Леви Бабаханов служил у Амира Алимхана. В 1916 году специалисты из Риги приехали «увековечить» голос артистов из Средней Азии. Однако Амир Алимхан не дал разрешения записывать своих певцов. Леви Бабаханов просто не знал, что делать.

- Ты должен записать свой голос, - посоветовал глава еврейской диаспоры Моше Калантаров, - пройдут года, пройдёт ханство, но что останется нашим потомкам?

Леви Бабаханов внял совету Моше, но это разгневало Алимхана. Скрываясь от наказания, Леви Бабаханов прибыл в Самарканд. Здесь после Октябрьской революции он опять занялся своим творчеством. Организовал ансамбль, в котором были братья Михаил и Гавриэл Толмасовы – отец Абрама. Сначала Гавриэл Толмасов играл на дойре-барабане, трёхструнном торе, а потом начал петь.

Абрам Толмасов с детства был влюблен в профессию отца. Ведь домашние музыкальные вечера собирали коллег отца – знаменитых певцов Барно Исхакова, Неру Аминова, Муллокандова, Абдулазиза Абдурасулова и других. Когда отца не было дома, Абрам украдкой вынимал из футляра инструмент и пробовал играть на нем. Бывало так, что отец в спешке брал инструмент, а когда приходил на торжество, оказывалось, что у рубаба не хватало струн. Дома за это здорово доставалось сыну, но на его защиту вставала мать – Александра Мошева – выпускница Ленинградского текстильного института.

- Дорогой Гавриэл, - успокаивала она мужа, - он хочет пойти по твоим стопам. Лучше купи инструмент для сына.

Но Гавриэл категорично отказывался, не желая, чтобы сын с раннего утра до позднего вечера без отдыха надрывал глотку.

Когда Толмасову-старшему надоело чинить струны, он приобрёл-таки маленький рубаб для сына.

Абрам ещё школьником начал выступать на разных конкурсах, где занимал почётные места. Любовь к искусству ему привило и Душанбинское музыкальное училище. Здесь под руководством заботливых учителей научился секретам пения и игры на гитаре. Потом была служба на границе с Афганистаном, где он два года выступал с концертными программами перед пограничниками Советской Армии. Возвращаясь в Самарканд в составе областной филармонии, выступал на сценах Ташкента, Алма-аты, Еревана, Баку, Москвы, Ленинграда (Санкт-Петербург) и других городов бывшего Союза.

Широкую популярность он получил в начале 1980-х годов, причем не только в среде бухарских евреев, но и таджиков, узбеков. В 1989 году во время массового отъезда бухарских евреев он покинул Самарканд. Долгие годы жил в США, Нью-Йорке. Именно там у Абрама Толмасова начался второй виток славы, который пришелся на середину 2000-х годов. Абрам Толмасов гастролировал с большой программой по Израилю, США, Канаде, Австралии, по странам Европейского Союза и, конечно, по Узбекистану.

Сейчас Абрам Гавриэлович живёт в Израиле, но у него никогда не прерывалась тесная связь с Самаркандом. В канун большого музыкального форума в Регистане он приехал в родной город.

- Приехав в Самарканд, я стал свидетелем того, как активно идет подготовка к грандиозному музыкальному форуму, - признался Абрам Гавриэлович. – Несколько сот участников приехало в мой родной город, в том числе из Израиля. В честь высоких гостей велись благоустроительные работы не только в городе, но и в районах. Но основное внимание было направлено на площадь Регистан. Очень приятно было следить, как здесь проходят репетиции. Сколько труда, чтобы представление прошло отлично.

- Абрам Гавриэлович, сколько раз Вы участвовали в Международном фестивале «Шарк тароналари»?

- Три раза выступал со сцены этого престижного фестиваля. Был почётным гостем. Это были счастливые мгновения.

- Что для Вас музыкальное творчество?

- Знаете, отцовский «музыкальный» выбор теперь уже стал моим, хотя были и трудности, и сомнения, но всё позади. Я благодарен судьбе, что связал свою жизнь с музыкой. Мои друзья большой частью тоже музыканты, певцы, композиторы, поэты, журналисты. И это естественно. В таком узкоспециальном кругу есть какая-то замкнутость. С другой стороны, такое тесное творческое общение трудно переоценить. Подчас радует возможность поговорить, поспорить, обсудить наболевшие вопросы. Ведь зрителю нужно новое во всём. Чего греха таить, есть такие певцы, как попугаи повторяют одно и то же, а еще хуже – под фонограмму! Лично я не уважаю таких артистов, у которых мысли только обмануть зрителя и набивать карманы.

- По-вашему, кто такой музыкант?

- Русский композитор Пётр Чайковский писал, что ни музыка, ни литература, ни какое бы то ни было искусство в настоящем смысле этого слова, не существует для праздной забавы. Оно отвечает гораздо более глубоком потребностям человеческого общества, нежели обыкновенной жажде развлечения и лёгких удовольствий. Чем больше понимание истинного предназначения музыки распространиться среди людей, тем меньшую привлекательность представляет для неё виртуозность. А мой любимый писатель Лев Толстой подчёркивал, что произведение искусства только тогда истинное, когда, воспринимая его, человек испытывает радость от того, что существует такая прекрасная вещь. Поэтому главное предзначение искусства – объединять людей. Так что сокровища музыки неисчерпаемы. Она будет вечно расти и развиваться, как вечно будет расти и шириться человеческий дух. В этом счастье и моей профессии, моей творческой судьбы, моей жизни. А моё богатство – это Самарканд!

Записал Зохир ХАСАНЗОДА.