Последние

Шах-и Зинда - "Живой Царь": что скрыто за легендой? Культура

Человечество, живя в пространстве Истории, создаёт свой собственный своеобразный мир, отличный от гармонии окружающего реального мира. И творчество его многолико. История древней культуры Центральной Азии - это пока ещё "спящий гигант". Наука Европы снисходительно относилась к любым её проявлениям. Чаще всего это был интерес к экзотике, непонятной "просвещенному" Западу, и многочисленным мифам, а миф всегда воздействует на действительность.

Этническая история жителей среднеазиатских государств многогранна, связана множеством скрытых коридоров культурной памяти и обязательным взаимообогащением. Сегодня наш путь по этим запутанным во времени лабиринтам, где мы не будем заниматься мифоборчеством, а только констатацией исторических фактов, которые, подчас, гораздо грандиознее, романтичнее, богаче и прекраснее любых легенд.

Город великих
мифологем

Самарканд - один из самых великолепных городов Центральной Азии. В то время, когда Александр Македонский впервые прошёл по его улицам, то город уже несколько столетий был столицей великого Согда - фактическим центром среднеазиатского мира, о котором уже в IX-VIII веках до н. э. говорится в Авесте - священной книге зороастрийцев.

Через город уже в нашей эре проходили караваны Великого Шёлкового пути, которые вместе с диковинными и бесценными товарами привозили мифы и предания с берегов Тихого океана и Средиземного моря, степей Евразии и горных селений Памира и Гиндукуша. На шумных и бурлящих базарах звучало многоголосье разноязыких народов - зороастрийцев, буддистов, христиан, мусульман, иудеев. Казалось, что весь мир спешит сюда, чтобы поведать самое сокровенное, что у них есть - свою безграничную Душу.

Груз памяти тысячелетий лежит на седых стенах Самарканда - величественного города, который был не только важнейшим перекрёстком торговли, но и зенитом Центральной Азии - громадного кочевого мира. Самарканд собирал в стенах своих медресе и караван-сараев проповедников всех религиозных учений из самых разных стран подлунного мира. Манил к себе он и завоевателей, уничтожавших населявшие край народы, их культуру, историческую память…

Скудные обрывки сведений, относящихся к истории среднеазиатских народов между VI в. до н.э. и VII в. н.э., наука могла почерпнуть лишь из посторонних Средней Азии источников - древнеперсидских надписей, сообщений греческих и латинских, армянских и сирийских географов и историков и древней китайской историко-этнографической и географической литературы. Некоторые сильно искаженные и трудные для использования фрагменты среднеперсидской исторической традиции дошли до нас в арабо-персидской средневековой передаче. Совсем ничтожные сведения дают нам индийские памятники. И, наконец, обильный, но трудно приурочиваемый к определенному времени и месту материал содержат священные книги зороастрийской религии и среднеазиатско-иранский эпос, дошедший до нас в персидской версии Фирдоуси.

Архитектурные памятники Самарканда, несомненно, являются энциклопедической коллекцией строительного гения архитекторов из Тебриза, Дамаска, Исфахана, Шираза, Герата, которых свозил в свою столицу Амир Темур. Одним из самых ярких самоцветов в ожерелье памятников города является культово-погребальный комплекс Шах-и Зинда, который расположен в южной части древнего городища Афрасиаб. Он основан в XI веке нашей эры и связан с арабским присутствием в Самарканде.

Арабское завоевание города в 710 году н.э. не нарушило жизни города. Историк Белазори повествует, что во время осады Самарканда Кутейбой ибн Муслимом фортуна отвернулась от полководца, и он долго не мог захватить город. Однако осада закончилась заключением договора между арабским военачальником и жителями города. В договоре имелся пункт о передаче арабам "домов идолов и огня". Арабские завоеватели их не разрушили, а превратили храмы огня Самарканда в мечети, святые же места и былые капища - в мазары исламских святых.

После набега монгольских орд Чингисхана центр города переместился к югу. В 1340 году н. э., по свидетельству Ибн-Баттуты, город ещё нёс на себе следы последствия набегов орд. Путешественник писал: "Я приехал в Самарканд, один из самых больших и идеально красивых городов мира. Он расположен на берегах реки, где горожане прогуливаются после вечерних молитв. Здесь когда-то были большие дворцы, но большинство из них в руинах, как и сам город, там нет ни стен, ни ворот. Рядом с городом могила Кусама ибн-Аббаса (Шах-и Зинда), который принял смерть мученика во время захвата Самарканда. Его жители посещают это место каждое воскресенье, посещают его и татары, приводя с собой рогатый скот, овец, принося деньги, как было ими обещано. Всё это используется на содержание гостиницы для путешественников и паломников".
При археологических исследованиях во время благоустройства комплекса Шах-и Зинда в 2005 году были обнаружены уникальные погребения в керамических гробах, обследования которых продолжаются и поныне.

Вообще, весь погребальный комплекс содержит захоронения Эмир-заде и племянницы Темура Шади-Мульк-ага, Туглу-Текин - матери эмира Хусейна, который был одним из военачальников Темура и сестры Темура Ширин-Бика-ага, парочку неизвестных ныне (безымянных) мавзолеев и мавзолей Эмира Бурундука, а также мавзолей некого Ходжи Ахмада и комплекс младшей жены Темура - Туман-ага. Здесь же расположен мавзолей величайшего среднеазиатского учёного-астронома Казы-заде Руми. Есть ещё и мавзолей, построенный неизвестно пока для кого, но условно называемый "Уста-Али", поскольку сохранилось лишь имя зодчего - уста Али из Несефа (Карши). Самым известным мавзолеем является гробница Кусама ибн Аббаса, с которым связано множество легенд.

Одна из легенд о Кусаме ибн Аббасе, обнаруженная мной, гласит: "…У Аббаса, который приходится дядей самому пророку Мухаммеду (мир ему и слава делам его!), от жены были сыновья: Фазыл, могила которого находится в Сирии, в местности Ярмук; Абдулла, который был похоронен в Медине, где сам пророк ушёл на встречу с Всевышним; Кусам, который участвовал в омовении тела пророка.

Из всех сыновей Аббаса только Кусам, как по своей наружности, так и по характеру, очень походил на пророка исламского мира. В царствование Халифа Али, по его назначению, Кусам был хакимом в городе Мубараке в Аравии. В последующем же царствовании, по приказанию Халифа Маавиии, он отправился в Мавару-аль-Нахар вслед за полководцем Сагидом - сыном Халифа Османа, сделавшимся, после Убайди Зия, хакимом в Хорасане.
Самарканд был сдан арабским воинам, а жители обращены в мусульманство. Кусам во главе небольшого отряда арабских воинов был оставлен в Самарканде для укрепления власти и веры среди покорённых народов.

Он поселился в пещере близ Самарканда, на том самом месте, где ныне находится его мазар, и с большим усердием стал проводить истины новой религии для тёмных кафиров. Благодаря проповедям Кусама, население Самарканда приняло ислам, а его пещера сделалась местом сборища народа, приходившего туда с целью постигнуть божественные истины.

Проповеди Кусама, сына Аббаса, пользовались таким успехом, что очень скоро во всём Мавару-аль-Нахаре уже невозможно было встретить ни одного кафира. Эта популярность так пугала неверных, что однажды они решились ночью напасть на Самарканд. В глубокой тайне кафиры преодолели реку Кухак и возле городских ворот Аханин окружили Кусама и группу правоверных, которые в это время молились у местечка Банунджия.
Началась страшная битва. Кафиры, как морская буря, набросились на маленькую горстку правоверных. Сражение продолжалось всю ночь до утра. Сабля Кусама, как беспощадная молния, сокрушала полчища врагов. Неожиданно святой Кусам был поражён в спину стрелой, выпущенной из лука. Светоч ислама упал на землю замертво. Правоверные окружили тело своего учителя и бились с неверными до самого предела, пока Хазрет Джабраил не поднял их души на своих крыльях и не перенёс в чертоги пребывания пророка (мир ему и благодать вечности!).

Кафиры обрадовались своей победе и окружили тело Кусама, сына Аббаса. Они отсекли у мёртвого Кусама голову, надеясь показать её всему миру, чтобы доказать смертность мусульманина. Но неожиданно Кусам встал и схватил свою голову у врагов. Прижал её к себе правой рукой, а левой, размахивая нагайкой, проложил себе путь к пещере. От каждого взмаха плётки сотня кафиров падала замертво. Потом он скрылся в своей пещере, в которой был колодец, и с того времени он оттуда не показывался. Неверные бросились за ним в пещеру, но она и колодец оказались заваленными громадными камнями.

В последний миг, перед тем как скрыться в пещере, Кусам бросил у входа этой пещеры свою нагайку, от которой впоследствии выросло дерево, растущее без всякой поливки и по сиё время. Вы его можете увидеть в конце коридора по восточной стороне на кладбище Шах-и Зинда. Все паломники обязательно приходят к этому чудесному дереву, которое называется - "дарахти-камчин" (дерево нагайки). По поверью умных людей, дерево это обладает чудотворными свойствами. Если не рожающая женщина проглотит только одну ягодку этого дерева, то она обязательно родит ребёнка желанного ей пола. Я сам видел это дерево, которое напоминает акацию и ежегодно приносит в небольшом количестве ягоды".

На сегодня известно ещё три варианта этой легенды, которые практически идентичны между собой. Разняться только незначительные детали. Например, по другой известной легенде, у святого Кусама голову отрубили во время битвы. Но во всех них (легендах) основным показателем является "отсечённая голова" и чудесное оживление святого, уход его под землю в колодец и пребывание там до божественного Суда.

К этой удивительно "героической" легенде я хочу добавить несколько дополнительных штрихов. Существует подобное предание, связанное с именем Наджм ад-Дина Кубра, основателя влиятельного в Хорезме и на юге Казахстана суфийского ордена кубравиййа. Его могила находится в Куня-Ургенче. Рассказывают, что при взятии Хорезма Хулагу-хан отрубил Наджм ад-Дину голову. Святой шейх одной рукой взял свою голову, а другой схватил самого хана за волосы и потащил его в сад. В этом прекрасном саду Наджм ад-Дин и умер, но перед этим успел наставить язычника на путь истинный - тот принял ислам!
Точно такая же, практически, история с отрезанием головы приключилась с известнейшим поэтом-мистиком Бабарахимом, имевшим прозвище Дэвона-и Машраб. По легенде, Бабарахим погиб в Балхе. Его сначала хотели повесить, но он, дабы принять мученичество, как полагается, упросил, что лучше будет, если ему отрежут голову. Затем, взяв свою голову в руки, он отправился в Мекку.
Продолжение следует.
Владимир КАРАСЁВ,
доктор исторических наук,
г. Ташкент.


Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищённой ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив