Последние

Михаил Евгеньевич Массон и археология Средней Азии История

Кафедра археологии

Знаменитая среднеазиатская археологическая школа формировалась и развивалась на базе, созданной 1940 г. М.Е. Массоном кафедре археологии САГУ (затем ТашГУ, ныне Национальный университет Узбекистана им. Мирзо Улугбека). Здесь с особой силой проявились широта его знаний и организаторские способности.

Михаил Евгеньевич Массон на протяжении почти тридцати лет возглавлял работу кафедры и воспитал не одно поколение ныне известных во всем мире ученых-исследователей. Кроме общеобразовательных курсов для студентов-археологов истфака он разработал и читал такие курсы как "Археология Средней Азии", "Нумизматика Средней Азии", "Историческая топография городов Средней Азии". Обязательным было изучение арабского или персидского языка для использования в исследованиях рукописных источников, прочтения легенд на монетах, надписей на могильниках и памятниках архитектуры.

Большую роль в развитии научного мышления у студентов-археологов играл СНАК - студенческий научно-археологический кружок, на заседаниях которого слушались доклады, научные сообщения студентов.
Самым важным пунктом в период учебы для студентов-археологов было участие в полевых работах, которые проводились два раза в год - весной и осенью.

Сам ученый характеризовал созданную им кафедру и археологическую школу так: "При создании кадров своей школы кафедра главное внимание уделяла их качеству. Никогда не ставилась задача готовить кандидатов в кандидаты наук, а выпускались и выпускаются научные работники, могущие самостоятельно производить исследовательские раскопки и осуществлять научную обработку добытых материалов".
На кафедре археологии получила знания целая плеяда ныне известных ученых. Достаточно сказать, что здесь были воспитаны пять академиков различных Академий наук - Ю. Ф. Буряков, Б. А. Литвинский, В. М. Массон, Г. А. Пугаченкова, Э. В. Ртвеладзе. Кафедру археологии закончили в последующем видные исследователи истории Средней Азии и Кавказа - Г. Е. Афанасьев, Е. А. Давидович, А. Кудрявцев, В. Н. Пилипко, Р. Х. Сулейманов, А. С. Сагдуллаев, В. И. Сарианиди, В. А. Булатова, М. И. Филанович, М. Н. Федоров, Д. А. Алимова, Ш. Р. Пидаев, Т. К. Мкртычев, среди которых следует особо выделить С. Б. Лунину и З. И. Усманову, последовательно сменивших Михаила Евгеньевича Массона на посту заведующего кафедрой археологии и многие годы своей жизни посвятивших обучению студентов-археологов.

ТАКЭ - первая комплексная экспедиция

М. Е. Массон ни на один сезон не прекращал свою практическую научную деятельность. В 1936-1938 годы возглавил Термезскую археологическую комплексную экспедицию (ТАКЭ), охватившую обширный круг памятников древности правобережья Амударьи, от Хатын-Рабата до Старого Термеза. Цель экспедиции заключалась в комплексном изучении этого обширного и древнего городища, в основу которого был поставлен большой круг задач.
Идея исследования данного региона родилась еще в 1932 г., когда случайно у заставы Айртам на дне Амударьи были обнаружены большие скульптурные плиты с изображением трех музыкантов. Узнав о находке, Михаил Евгеньевич сразу же выехал к месту обнаружения плит. Осмотрев и изучив местность, ученый определил, что это были фрагменты декора древнего здания периода правления Кушан, представляющие большую художественную и историко-культурную ценность. В 1933 г. М. Е. Массон производит раскопки объекта, которые приводят к открытию остатков буддийского храма со святилищем внутри и статуей Будды.

Результаты произведенных исследований были изложены в докладе на III Международном конгрессе иранского искусства и археологии, проходившем в 1935 г. в Ленинграде (ныне Санкт-Петербург), имевшие большой резонанс, так как обнаруженные фрагменты плит были привезены на выставку в Эрмитаж. Именно это открытие молодого ученого Михаила Массона способствовало присуждению ему звания доктора археологии без защиты диссертации в 1936 г. по рекомендации маститых ученых. В свою очередь, самого М. Е. Массона, полученные им результаты подтолкнули на комплексное исследование правобережья Амударьи, к организации которого он приступил, перейдя на основную работу в Узкомстарис.

Уместно заметить, что одним из 20-ти принципов, выработанных ученым в работе на сколько-нибудь крупных археологических объектах, был принцип обязательного комплексного подхода, а именно "в привлечении специалистов различных дисциплин и профилей, в применении разнообразных приемов методики наблюдения и обработки материалов, в охвате разновременных археологических памятников во всех культурных слоях всех эпох и всех категорий", который способствовал получению значительных научных результатов.

Вторым новшеством, которое применил М. Е. Массон в работе ТАКЭ, являлся разработанный им метод изучения объекта по растительному покрову. Суть этого метода была такова, что ранней весной на лессовых почвах Средней Азии появляются первые травы-эфемеры, которые очень быстро выгорают, совершив свой растительный цикл. М. Е. Массон обратил внимание на то, что одни из них произрастают на плотной, а другие на более рыхлой почве, и предположил, что, может быть, это своего рода разграничение, указывающее, где проходят кладки стен, а где лежат рыхловатые завалы помещений. В применении данного метода способствовал интерес М. Е. Массона к ботанике, зародившийся еще в детстве.

Примечательно то, что последним резюмирующим 20-м положением в списке правил было - "за археологом-исследователем, добросовестно служащим науке, сохраняется при любых условиях право честной ошибки... В его работе, наряду с полезными результатами, немало и потерянного времени. Без способности сомневаться и верить, ошибаться и находить правду вряд ли есть хоть один подлинно живой исследователь, творец науки. И кто как не сам автор знает за собой массу недочетов? А сколько недоделанного, не так выполнено, не сделано и надо еще сделать? И как по сравнению со всем этим скромно выглядит то, что оформлено и завершено…".

Если начнем перечислять итоги ТАКЭ, то это займет большой объем, ограничимся лишь перечислением основных открытий. В районе Термеза была обнаружена первая в Средней Азии стоянка каменного века с останками всем известного ребенка неандертальского типа. Непосредственно в Старом Термезе выявлены мощные слои античного времени, что подтверждали находки монет греко-бактрийских царей (III - II вв. до н.э.). Было установлено, что расцвет города падает на Кушанский период (I века н.э.), далее происходит кризис, выход из которого и новый подъем происходят в раннее средневековье, особенно в X - XII вв.
Весь собранный экспедицией богатый археологический материал был передан Термезскому краеведческому музею. Научные результаты были опубликованы в двух томах под названием "Труды Термезской археологической комплексной экспедиции".

Большой Ферганский канал

Нельзя говорить о деятельности М. Е. Массона, не затронув организацию и проведение археолого-разведочного надзора во время скоростного строительства Большого Ферганского канала (БФК) в 1939 г. С самого начала выдвинутая инициатива археологического сектора об организации экспедиции на БФК, которую возглавлял М. Е. Массон, встретила упорное сопротивление Узкомстариса. Это было связано с тем, что он должен был возглавить Согдийскую археологическую комплексную экспедицию, разрешения и осуществления которой добивался не один год. На это бюджетом Наркомфина было выделено 41000 руб. Однако ученый не мог упустить возможности проведения "живого" дела и начались хождения по инстанциям, а параллельно теоретическая и практическая подготовка к выезду в Ферганскую долину. Предстояла неимоверно большая и оперативная работа, а именно, без всякого предварительного систематического изучения в археологическом отношении, вести оперативный археологический надзор в восемнадцати районах трех республик - Узбекистана, Киргизии и Таджикистана, по которым должно было проходить 45 дневное строительство БФК, протяженностью 265 км.

Усилия М. Е. Массона не пропали даром. Сам профессор о том, как добился разрешения вспоминает: "До массового выхода людей на трассу оставалось несколько суток… Пущена была в ход казавшаяся остроумной по содержанию и убийственной по силе фраза о новом археологическом методе доктора археологии Массона: "подглядывание из-под кетменя колхозников". Времени нельзя было терять. Вопрос о судьбе археологического надзора должен был быть решен немедленно, сегодня или будет поздно!

Председатель Совета Народных Комиссаров УзССР внимательно выслушал добившегося у него часового приема начальника повисшей в воздухе экспедиции. Поверил. Понял. Поддержал. Днем 26 июля было подписано постановление СНК УзССР за № 1224. Оно утверждало в системе Комитета Наук организацию археологического надзора на БФК с правом израсходования на это из сметы Узбекистанского комитета по охране памятников 41000 рублей. В 8 часов вечера этого же дня, оставив позади пораженных таким оборотом дела администраторов и финансистов Узкомстариса, из Ташкента в сторону Ферганы выехал на приведенной в походное состояние полуторатонке начальник экспедиции М. Е. Массон.

Нужно было одновременно вести наблюдение за работой 130 тысяч землекопов по всему руслу строительства. Кроме того, повсеместно, на всех участках строительства, через обращения по радио, через распространение самолетом листовок на русском и узбекском языках, велась агитационная работа о бережном отношении к археологическим находкам и оказании содействия членам археологического надзора в их работе. В состав экспедиции входили как известные археологи, так и молодые, в числе которых: В. Д. Жуков, Т. Г. Оболдуева, Я. Г. Гулямов, топограф М. М. Кобанова, архитектор А. Зайнутдинов, фотографы А. И. Литвиненко и Е. Н. Юдицкий и др.

Результаты экспедиции превзошли все ожидания. Начальник экспедиции писал: "Что мы знали о прошлом Ферганы? … Могли ли мы мечтать о получении археологического разреза через всю Ферганскую долину? Разве может пройти бесследно то, что мы впервые одновременно большим коллективом видели остатки доброй половины из числа 70-ти "даванских городов", о которых раньше знали только по упоминаниям китайских хроник? … Теперь мы знаем Фергану в археологическом отношении достаточно хорошо, чтобы намечать четкие перспективы в планах будущих исследовательских работ на ее территории".
Ф. ШАМУКАРАМОВА,
старший научный
сотрудник-исследователь Института истории
при Национальном
университете Узбекистана
им. Мирзо Улугбека.
М. САИДОВ,
ученый секретарь
Института археологических исследований АН РУз.
(Окончание следует).


Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищённой ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив