Последние

Ян и голубые дали Азии История

5 августа хотелось бы считать днём памяти писателя Василия Григорьевича Яна (23 декабря 1874 (4 января 1875), Киев - 5 августа 1954, Звенигород). К сожалению, имя это несколько подзабыто сегодня, а жаль. В своё время это короткое сочетание букв на книжных обложках было хорошо знакомо любителям приключенческого жанра и исторических романов.
Василий Ян - человек интереснейшей судьбы, если не сказать более, авантюрной. Заставлял недоумевать литературоведов уже один только факт биографии: белогвардеец, впоследствии удостоенный… Сталинской премии. И даже Ордена "столичного города благородной Бухары". Как писал Ян: "…со множеством золотых лучей и золотыми письменами арабской вязью на фоне синей эмали в центре звезды производила на непосвященных потрясающий эффект, когда на торжественных приемах я прицеплял бухарскую звезду к черному фраку".

Родился вовсе не Ян, а Янчевецкий (Ян - лишь литературный псевдоним) в семье выходцев из Польши. Отец же преподавал латынь и греческий в гимназиях Киева, Ревеля, Риги. Там учился и сын, затем юноша поступил на историко-филологический факультет Петербургского университета. После окончания вуза стал представителем газеты "Россия" в Англии, в журналистской суете изыскивая возможность и время приобщаться к богатству Британской библиотеки.

Без учёта хронологической последовательности, перелистаем страницы жизни: пешее путешествие по российской глубинке, репортёрская деятельность на русско-японской войне, в Сибири работал в походной типографии Колчака, удостоился приёма у Хивинского хана и его наследника, объезжал водные запасники караванных троп пустыни, бывал на Сахалине, Дальнем Востоке, Каспии, в Турции, Греции, Египте, Румынии.

Для нас, думаю, особенно важно, что из-под этого даровитого пера не раз выходили строки, связанные с Узбекистаном и, конкретно, с Самаркандом. Так, в двадцатые годы прошлого столетия в штате самаркандского отделения узбекского банка значился экономист В. Г. Янчевецкий. Причём мир кропотливой дотошности цифр совершенно не мешал творчеству. Живя и работая в Самарканде, сотрудничал с газетами и журналами. Во "Всемирном следопыте" выходят очерк "Самарканд", статьи "Узбекская драма", "Пляски женщин Узбекистана", "Узбекский народный театр". Тогда же родилась из-под его пера пьеса "Худжум", рассказывающая с тонким яновским юмором о раскрепощении женщин, об изменении их жизни и быта. Комедия многие годы с успехом шла на подмостках театров республики, в том числе в театре им. Хамзы. Сам Манон взялся за её постановку, экспериментируя, пытаясь совместить традиционное выступление маскаробозов с современными сценическими европейскими тенденциями. А участники этого спектакля называли его "наша Турандот".

Тогда, в двадцатые, сам автор не только писал, хотя этот период как раз называют "самаркандским". Более, пожалуй, накапливал знания, пополнял копилку впечатлений, исследуя и погружаясь в мир таинственной восточной души в поисках языковых и художественных средств для точной и полной передачи колорита. Чтобы постичь нюансы, Василий Григорьевич обращался к восточной классике, фольклорным жанрам.

И ведь всё пригодилось, было продумано, переработано, превращено в дальнейшем в замечательные книги. Им были написаны и сказки: "Три счастливейших дня Бухары", "На крыльях мужества" (которая, по его замыслу, должна была стать кинофильмом и оперой, он даже подготовил сценарий и либретто). Прекрасная легенда о неукротимом смельчаке Джелаль-эд-Дине, навеянная национальными восточными преданиями, публиковалась на русском, узбекском и туркменском языках. Призыв к героизму и гражданскому достоинству, любви к родине, к свободе, ощущению уникальности каждого уголка на земле и неповторимости человеческих судеб красной нитью проходят через творчество Яна. Но наибольшую известность принесли романы "Чингизхан", "Батый", "К последнему морю". Кроме знаменитой трилогии, популярность у книгочеев заслужили и "Финикийский корабль", "Спартак", "Юность полководца", "Афганский изумруд".

Входят в круг интересов определённой аудитории рассказы: "Ватан", "В песках Каракума", "Голубая сойка Заратустры", "Гора Фархада", "Колокол пустыни", "Тайна озера Кара-Нор". Перечисляем лишь малую часть произведений Василия Яна, причём только те, что основаны на азиатской тематике, которую, кстати, литературоведы считают основополагающей в его творческом багаже. А как замечательны, насыщены живыми описаниями природы, людей и событий "Голубые дали Азии", в которую Ян влюбился раз и навсегда!

Впервые побывав в Туркестане в начале минувшего века, он отмечал так: "В этот свой первый период службы в Средней Азии я много раз отправлялся в поездки и путешествия по пустыням и горам, кочевьям, поселкам и городам. Трижды я посетил Ташкент, будучи членом "Саранчового комитета", изучая методы борьбы с саранчой и договариваясь в Туркестанском губернаторстве о приобретении французских конных аппаратов Вермореля (русских, аппаратов тогда не было) для уничтожения "кобылки". На обратном пути из Ташкента побывал я в Ферганской долине и в столице Бухарского эмирата".


Вновь окунулся в этот мир, как уже писала выше, в середине двадцатых. И снова оказался здесь в годы Второй мировой войны. Василий Григорьевич в сорок первом просился на фронт, но из-за возраста не взяли, и он был эвакуирован в Узбекистан, где и шла основная работа над трилогией. Пытливый исследователь, неординарный художник слова и мысли, он умел смотреть, впитывать, изучать, запоминать. Превращая увиденное, услышанное, выстраданное в строки произведений, которые будут с увлечением читать миллионы. И Самарканд может гордиться тем, что не раз становился местом для вдохновения большого писателя.

Галина ТРОИЦКАЯ.


Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищённой ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив