Последние

Дружба двух единомышленников К 100-летию "Самаркандского вестника"

В 1966 году мой алма-атинский друг, до этого работавший завлитотделом "Ленинского пути", журналист Рафаэль Соколовский прислал мне два свежих номера литературно-художественного ежемесячного журнала Казахстана на русском языке "Простор". В этих номерах впервые была опубликована документальная повесть известного писателя-диссидента Марка Поповского о замученном НКВД и умершем в лагере ученом Николае Вавилове.
В эти годы журнал был широко известен за пределами Казахстана, и достать его было практически невозможно. В "Просторе" публиковались А. Ахматова, О. Мандельштам, М. Цветаева, Б. Пастернак и другие "полузапрещенные" писатели.
Повесть Марка Поповского о Вавилове меня потрясла. С этого времени началось мое заочное знакомство с этим смелым и талантливым писателем. А уже через год, 30 сентября 1967 года, мы с Марком просидели у меня дома в Самарканде почти до утра. Тогда же он впервые подарил мне две свои книги "Пять дней одной жизни" и "По следам отступающих" с такими автографами: "На память, на дружбу, на союз интеллектуалов, где бы они ни жили!" и "В память о счастливой для меня встрече с Вами".

В дальнейшем Марк Поповский дарил мне все свои новые книги. Эти очень дорогие для меня реликвии я бережно храню и не перестаю восхищаться талантом и одержимостью автора.
С большинством героев, описанных в книге "По следам отступающих", я был знаком лично, а с некоторыми состоял в деловых связях (Ходукин, Бабаджанов, Умидова, Шульман, Чумаков, Шихобалова, Руднев и другие).
Может, это прозвучит высокопарно, но скажу, что наше знакомство, переросшее затем в прочную дружбу двух единомышленников, я расценил как один из наиболее щедрых подарков судьбы. В дальнейшем каждая наша встреча с Марком превращалась в настоящий праздник. Мы совершали продолжительные прогулки по городу Самарканду и по горным селениям Агалыка и Аманкутана. Не могу себе простить того, что после наших встреч я не делал подробных записей и смог сохранить лишь очень не большую часть писем Марка Поповского (всего 13 писем из полусотни).

Помню, мы с ним сидели у меня на кафедре, и он попросил проводить его в редакцию нашей областной русскоязычной газеты "Ленинский путь". Редакция находилась в одном квартале от кафедры.

Спустя несколько лет (11 апреля 1990 г.), журналист газеты Федор Слухов так описал ту встречу: "Хочу рассказать о своем единственном разговоре с автором книги ("Жизнь и житие Войно-Ясенецкого архиепископа и хирурга"). Случилось это в году семидесятом, когда Марк Поповский приехал в Самарканд и зашел в редакцию "Ленинского пути", чтобы отметить свою командировку. Печать для командировочного удостоверения находилась у редактора, сам он где-то обедал. Так я оказался случайным собеседником заезжего гостя, не представлявшим для него никакого интереса. Но мне имя Марка Поповского было знакомо, я только прочитал его рукопись о профессоре-эпидемиологе Леониде Исаеве, чье имя носит Институт паразитологии в Самарканде, и готовил к публикации главы из нее для нашей газеты. Это сообщение, по-моему, его заинтересовало. Чтобы как-то поддержать разговор, он назвал своих знакомых в Самарканде, где бывал, оказывается, и прежде, в том числе и ученого из мединститута Петра Михайловича Лернера, который консультировал его рукопись об Исаеве и оказался "славным человеком". Я сказал, что разделяю его точку зрения, поскольку знаком с Петром Михайловичем. Потом я высказал свое мнение о его повести "1000 дней академика Вавилова", опубликованной в казахстанском журнале "Простор". Вот тут я почувствовал, что "лед" в наших отношениях тронулся"…

Марк Поповский, по определению его друга Я. Гордина, был человеком радикальных политических настроений, народовольческого темперамента. Он часто выступал в различных правозащитных организациях, подписал петицию в Президиум Верховного Совета СССР с предложением принять закон о свободе распространения, сбора и использования информации. В мае 1967 года он подписал известное письмо 80-ти IV съезду советских писателей в поддержку А. Солженицына. Неоднократно выступал с требованием свободы печати в СССР. В марте 1977 года объявил о выходе из Союза писателей и создании агентства печати "Марк Поповский-Пресс". А потом была эмиграция в США.

Последний раз Марк мне позвонил 17 августа 1977 года, незадолго до отъезда. Он начал разговор с того, чтобы я ни волновался, он меня не подставит, так как задуманную обо мне повесть "Мудрый Петр" не станет публиковать, и план её написания уже уничтожил.
В 1990 году я со своей дочерью Татьяной приехал в Нью-Йорк и первым делом позвонил Марку. Мы договорились о встрече, но ей не суждено было состояться. Из-за травмы стопы я не мог ходить. Так я и не увиделся с Марком.

Должен сказать, что Марку всегда не хватало единомышленников, перед которыми он мог бы высказаться и "сверить свои часы". Я счастлив и горжусь тем, что мне выпало счастье быть одним из таких собеседников. Для меня Марк жив. Он куда-то опять эмигрировал. Все мы когда-нибудь эмигрируем...

Петр ЛЕРНЕР,
г. Беэр-Шева, Израиль.


Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищённой ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив